Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вавилон-18 (список заголовков)
18:38 

10.01.2017 в 15:48
Пишет Нари:

10.01.2017 в 14:43
Пишет Heruer:

"игра началась"
Вчера, когда в телевизоре Шерлок-Камбербетч начал декламировать «Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом», я принялась мешать соседке, с которой мы вместе смотрим сериал, словами: «Ух, тут такая шутка, я тебе расскажу, когда кончится». И да, разумеется, он дочитал до слов «Поднят зверь». Шутка, собственно, в том, что самая-самая знаменитая фраза Холмса (после «Элементарно, Ватсон», которая вообще не из Конан Дойла): “The game is afoot” – в русском переводе «Генриха V» это самое «поднят зверь». Монолог абсолютно хрестоматийный, как у нас «Полтава» или «Бородино», англоязычным зрителям понятно с первых слов. А русскоязычным вообще не понятно, потому что в наших переводах рассказов о Шерлоке Холмса это «Игра началась» (game по-английски и игра, и дичь).
Я это рассказываю вовсе не для того, чтобы лишний раз пнуть старых переводчиков (на это и без меня желающих много). На самом деле они переводили рассказ, а не самую крылатую фразу всех времен и народов. И на своем месте в рассказе «Игра началась» стоит отлично. Не факт, что будь там «Поднят зверь» со сноской, было бы лучше. Небольшой опрос в фейсбуке показал, что примерно половина моих знакомых не помнит из детского чтения ШХ ни семипроцентного раствора морфия, ни ампулы с кокаином, и наркомания Шерлока для них – не такой же изначальный факт, как скрипка и трубка, а гнусная клевета на великого сыщика. Какова вероятность, что они запомнили бы сноску на шекспировскую цитату и опознали бы монолог в сериале?
Это собственно к тому, что можно замечательно получать радость от перевода, даже если там цитата потеряна и слово game неправильно переведено. И то и другое – мелочи. Читайте книжки на том языке, на каком вам приятнее, и не портите цветы своей селезенки сравнением перевода с оригиналом.

Екатерина Доброхотова-Майкова

URL записи

URL записи

@темы: Вавилон-18, ШХ

22:56 

06.01.2017 в 13:51
Пишет Sindani:

06.01.2017 в 16:44
Пишет Джейк Чемберз:

харли квин
Одна группа чертей носила во Франции название Helequin (к их числу принадлежит выше упомянутый черт-весельчак из поэмы XIII в.). Этот дьявол-шутник зашел и в Италию, где он получил название Alichino (один из комических дьяволов в 21 песне дантовского "Ада"). Слово Helequin звучало также Herlequin, а на парижском арго Harlequin.

Как видно, знаменитый Арлекин, главный герой импровизированной комедии или Commedia dell'Arte, смешивший своими шутками и выходками столько поколений, восходит по прямой линии к - чёрту.

В. Фриче "Поэзия кошмаров и ужаса. Несколько глав из истории литературы и искусства на Западе"

URL записи

URL записи

@темы: имена, Вавилон-18

19:39 

Оригинал взят у в правда про французов
Я заметил, что когда повторяю новые французские слова и предложения, иногда я забываю правильно гнусавить в середине длинного слова, и говорю просто "эн" или "ан", как написано. В коротких словах-то я уже вроде приловчился, а вот внутри какого-нибудь attention или supplémentaire иногда ловлю себя на этой ошибке.

И вот я подумал: может, сами французы тоже иногда не замечают, как ошибаются. Ну слово-то длинное, может, устал человек или думает о другом - так и скажет "эн", как написано, потому что же естественно, а не этот носовой гласный без "н".

Поделился этой теорией со своим учителем французского. Он помялся немного, а потом признался мне: на самом-то деле французы, когда говорят между собой, вообще не используют носовые гласные, и произносят "эн", "ан" итд., как написано. Если рядом есть иностранец, или по телевизору-радио - тогда они поддерживают это глобальное издевательство над всем остальным миром. Но если никто посторонний не слышит, то можно наконец расслабиться и не мучить себя.

Попросил никому не рассказывать. Я говорю, да все равно ж никто не поверит. Ну да, наверное, не поверит - согласился. Но как-то без радости. Я вот думаю, может, французы и сами рады были бы, если бы раскрылась эта тайна. Тяжело небось с утра до вечера всю жизнь гнусавить, и лишь изредка тайком отдыхать. Просто теперь уже не знают, как прекратить.

@темы: Вавилон-18

08:02 

12:11 

Про путаницу в токсикологических терминах. Недавно кидали ссылку на видео - теоретически неплохое, в котором объяснялась разница между английскими терминами, но очень неудачно переведенное.
Давайте попробуем разобраться в том, что применяется в медицинской литературе, в том числе научно-популярной.
Верхний уровень, обозначающий самое широкое понятие - poison. Это любой яд: органика, неорганика, синтетика, природный, неважно.
Следующий уровень (сужаем определение): toxin и toxicant. Первое означает яд, синтезируемый любыми живыми созданиями. Второе - синтетика, «химия», нечто, получаемое промышленным способом.
Следующий уровень (еще сужаем определение): venom. Это toxin, активно вводимый одним живым организмом в другой с нарушением целостности тканей (укусом, ужалением и пр).
То есть venom - это всегда toxin и всегда poison. Но не наоборот.
Дальше еще интереснее. С кусающимися просто: у них есть venom и они venomous. Но животное, выделяющее toxin на поверхность тела (например, листолаз ужасный, обожравшийся мелирид), по этой логике должно быть toxic. Но оно poisonous. А у toxic - масса переносных значений, то есть и отношения могут быть toxic, и ситуация, и много чего еще. И toxic чаще будет применяться к toxicant'ам.
Отдельно - химоружие, chemical warfare. Отравляющее вещество - agent (ну или официальное сокращение - CWA, chemical warfare agent). При этом CWA - toxic, а не poisonous, если использовать прилагательные.
Если в ваш организм доставлен любой poison (toxin, venom, toxicant), у вас - poisoning, а venoming - это процесс poisoning'а вами кого-нибудь через укушение или ужаление. www.facebook.com/voenvrach/posts/13337357800124...

@темы: Вавилон-18, медицина

15:44 

Оригинал взят у в этимологическое
Большинство топонимов в вымышленной стране Александра Грина - "как бы английские", "как бы французские" или "как бы испанские", но встречаются и неожиданности. Например, название "столицы" гриновской страны, Зурбаган, точно и однозначно башкирское: зур баган - "большой столб". Это может быть и не случайным совпадением; в молодости Грин работал старателем и шахтёром на Урале, вполне мог услышать от рабочего-башкира это словосочетание, запомнить за его звучность и потом использовать, может быть, бессознательно всплывшее в памяти.


@темы: Вавилон-18, книги

08:47 

Оригинал взят у в Повампирствуем
Ничего святого, прямо пить кровь и плевать на мораль

Значит, что хочу сказать... Сейчас, надо собраться с мыслями. По следам мюзикла «Бал вампиров». Обычно у лингвистов – специалистов по звучащей речи считается, что если артисты поют, то там бессмысленно анализировать звучание с нашим инструментарием. Под звучанием при этом понимаются интонация и часть малых средств звучания (замедление / убыстрение темпа или удлинение гласного, например). Как бы это человек уже по своей воле не выбирает, это как-то там задано, в музыке. Этим пусть там уже искусствоведы занимаются и театральные критики. Но я внезапно замечаю, что есть целый пласт малых средств звучания, которые никуда не делись, которыми актёры пользуются и которые можно анализировать! По-прежнему, несмотря на то, что они поют, а не разговаривают. Они проходят поверх пения. Например, назализация, например, напряжённые согласные, длительность согласных, лабиализация, придыхание… да мало ли что! Плюс огромный пласт кинесических языковых средств (жестов). Тут, конечно, возникает проблема театрального жеста. И театрализованного языкового жеста. Точнее, не так: проблема встраивания осмысленных кинем (языковых жестов) в театральную жестикуляцию. Но эта проблема – интереснейшая, в ней просто надо разобраться. Граф фон Кролок шевелит когтями там, этому нельзя приписать однозначный языковой смысл, вдруг – раз! – на фоне слова недостижим в «Предел скитаний наших недостижим» эти манипуляции превращаются в осмысленный языковой элемент – шевелить пальцами при выражении нетерпения. Дальше там какие-то опять чисто театральные вещи, вдруг – раз! – вскинуть указательный палец в уместном использовании («Знай, должна ты умереть»), потом – раз! – развести руками (тоже осмысляющийся носителем языка как понятный языковой сигнал). А это уже просто наш хлеб, я тут знаю все инварианты, ха-ха. Ну, и там полно номинативных жестов, иллюстративных всяких, дублирующих текст, но это как раз менее интересно. А как там с назализацией кто-то что-то поёт! Матёрый вампир какой-то собеседнику внушает идеи. А назализация работает так, как и должна работать назализация, – как указание на отклонение от нормы «минисоциума посвящённых» (мол, мы-то с тобой знаем вот эту некую норму, отклонение от которой сейчас наблюдается). Но он при этом поёт! Арию! А назализация работает! И ещё много чего работает! Почему об этом как-то раньше никогда не думали? Всегда была установка типа: а, запел? – ну всё, где началось пение, там наш анализ закончился, можно закрывать лавочку. Нет! По-моему, нет.
Чёрт, вообще новаторский такой подходец, если этих вампиров проанализировать с лингвистическим научным аппаратом! Про них куча всего выяснится, при том, что мы как бы не трогаем основное – проходим поверх собственно и пения и текста, всего «материального наполнения» и вытаскиваем только две слабо уловимых дорожки – малые средства звучания, не съеденные музыкой, и кинесическую дорожку. И на этом базируясь, описываем роль. Характеристики персонажа, все дела… На голубом глазу. Это ж охренеть – на такое замахнуться!
Нет, ну в принципе можно, конечно, взять и вербальные коммуникативные средства заодно, типа: «Так простись же с мирской суетой» – ‘говорящий маркирует соответствие ситуации его представлениям о норме, следствием из чего, благоприятным для слушающего (так), явится исполнение должного (же)’. Всё это тоже можно раскрыть. Но, блин, эти средства (так, же, ведь, уж и т.п.) кажутся мне такими уже cолидными, зримыми, чугунными прямо по сравнению с паутинкой, которую я хочу поймать, прямо из ткани пения и пластики выхватить. Коммуникативные элементы языка, не нивелирующиеся пением, и семантика коммуникативных кинем, вписанных в утрированную театральную пластику, – это информация, совсем уж пунктиром проблёскивающая, последний оплот чисто языковых смыслов там, откуда они изгнаны.


@темы: Вавилон-18

13:14 

18.12.2016 в 11:16
Пишет Sindani:

18.12.2016 в 06:47
Пишет Royal Heart:

Сам ты скрыт! (Ещё раз о любительской лингвистике)

Казалось бы, А.А. Зализняк уже сказал о любительской лингвистике всё – в Интернете легко найти записи его лекций, книга «Из заметок о любительской лингвистике» в 2010 году вошла в шорт-лист премии «Просветитель», – но нет, охотники пофантазировать на тему происхождения слов по-прежнему находятся. И пишут, например, что Сибирь – того же корня, что и север, или что Бог – того же корня, что и буква, и вообще происходит от первобытного звука бух.

читать дальше
antropogenez.ru/article/918/

URL записи

URL записи

@темы: Вавилон-18

17:08 

Оригинал взят у в Полярные гутенберги: как в Исландии саги печатали
holar

Это Холар - крошечный поселок в северо-западной части Исландии. Он примечателен не только тем, что это одно из древнейших поселений на острове или даже тем, что резиденция епископа существует там с начала XII века. И не тем, что церквушка является одним из самых старых зданий в Исландии и датируется аж...XVIII веком. Холар интересен другим.

В предыдущем посте о криптоистории Биармии я осторожно упомянул о существовании в Исландии типографии. Энтузиазма у народных масс эта информация не вызвала, поэтому я попробую развить возникшую тему. Типография, как уже догадались, находилась именно в этом поселении на северо-западе острове, которое притулилось в долине между двумя живописными горными хребтами (общий вид напоминает пейзажи из трилогии "Властелин Колец").читать дальше

@темы: Вавилон-18

17:50 

12.12.2016 в 15:27
Пишет Sindani:

11.12.2016 в 18:32
Пишет Тихие радости зла:

Я - за предоставление читателю выбора. Пусть будет два, три перевода.
Гарри Поттер и трудности перевода

О чем спорят русскоязычные читатели книг Джоан Роулинг

Не успела новая книга-сценарий «Гарри Поттер и окаянное дитя», созданная по мотивам серии романов Джоан Роулинг, выйти в продажу на английском языке, как множество российских фанатов поттерианы потребовали от издательства «Махаон», эксклюзивного держателя прав на русский перевод, ни в коем случае не привлекать к работе над книгой переводчицу Марию Спивак, которая якобы плохо справилась с переводами предыдущих книг серии. Впрочем, у Спивак нашлись свои фанаты и спор разгорелся не на шутку. Можно ли сказать, что в этом споре кто-то прав, а кто-то ошибается? Существуют ли вообще объективные критерии качества перевода? Как устроен рынок переводной литературы и есть ли удачные примеры перевода книг про Гарри Поттера на другие языки? Обо всем этом рассказывает переводчица и специалист по теории перевода Александра Борисенко.

Магия международного бестселлера такова, что даже переводчики перестают быть невидимыми и оказываются в ореоле славы (доброй или дурной). Читатели обсуждают переводы в Интернете и пишут петиции в издательства, сравнивают варианты говорящих имен и порой даже переходят на личности самих переводчиков.

На Западе переводческая наука давно уже сделала этот шаг: исследователи перестали обсуждать исключительно тексты и лингвистические тонкости и перешли на людей — переводчиков, издателей, читателей, редакторов, цензоров — и на всевозможные жизненные обстоятельства, окружающие перевод. Кто и почему решил переводить книгу? Каким тиражом она вышла? Сколько заплатили переводчику? Кому принадлежат авторские права? Можно подумать, что эти прагматичные вопросы не имеют никакого отношения к высокому искусству перевода. Но это не так. Тот текст, который вы читаете по-русски, сформировался под влиянием самых разных факторов — в том числе довольно приземленных.

Давайте попробуем разобраться в этом на примере русского «Гарри Поттера».



читать дальше

Александра Борисенко, кандидат филологических наук, доцент филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

URL записи

URL записи

@темы: Вавилон-18

21:16 

Оригинал взят у в post
который раз с этим встречаюсь - и всё не устаю удивляться. Есть в английском такое название цвета - peacock blue. И вроде действительно есть большой соблазн назвать его "павлиньей расцветкой", если обратить внимание на словарное определение "блестящий темный сине-зеленый", а не на сопутствующую картинку. Но! Почему я, собственно, полезла гуглить - этого цвета оказываются либо ковер и гардины у викторианской старой девы, либо "ее стильное платье отливало всеми оттенками павлиньего пера"* (речь не о вечеринке - дама принимает у себя дома по делу). Или это представление переводчицы о стильном? Или непонимание того, что на русском "нарядилась/ся как павлин" говорит как раз об отсутствии стиля и вкуса? на отсутствие вики не сошлешься - вещь свежая.
----------------------------
*and was stylishly dressed in peacock blues and deep greens


@темы: Вавилон-18

12:21 

Оригинал взят у в гипотеза лингвистической относительности


В 1977 году христианский миссионер Дэниел Эверетт впервые прибыл в деревню индейского племени пираха, расположенную на реке Маиси в амазонском бассейне. Он должен был выучить до этого почти не исследованный язык пираха и перевести на него Библию, чтобы обратить индейцев в христианство. Эверетт провёл среди пираха около 30 лет. За это время он перестал быть христианином и понял, насколько узкими были его представления о мышлении и языке:

«Раньше я думал, что если как следует постараться, то можно увидеть мир глазами других и тем самым научиться больше уважать взгляды друг друга. Но, живя среди пираха, я осознал: наши ожидания, культурный багаж и жизненный опыт порой настолько разнятся, что картина общей для всех действительности становится непереводима на язык другой культуры».

В культуре пираха не принято говорить о том, что не входит в непосредственный опыт участников общения. У каждой истории должен быть свидетель, иначе она не имеет особого смысла. Любые абстрактные построения и генерализации индейцам будут просто непонятны.

Поэтому у пираха нет количественных числительных. Есть слова, обозначающие «больше» и «меньше», но их употребление всегда привязано к конкретным предметам. Число — это уже обобщение, ведь никто не видел, что такое «три» или «пятнадцать». Это не значит, что пираха не умеют считать, ведь представление о единице у них всё-таки есть. Они увидят, что рыбы в лодке стало больше или меньше, но решение арифметической задачки про рыбную лавку было бы для них совершенно абсурдным занятием.

По этой же причине у пираха нет никаких мифов или историй о сотворении мира, происхождении человека, зверей или растений. Жители племени часто рассказывают друг другу истории, и некоторые их них даже не лишены повествовательного мастерства. Но это могут быть только рассказы из их повседневной жизни — нечто, увиденное собственными глазами.

Когда Эверетт сидел с одним из индейцев и рассказывал ему о христианском боге, тот его спросил:
«— А что ещё делает твой бог?
— Ну, он сотворил звёзды и землю, — ответил я и затем спросил сам:
— А что говорят об этом люди пираха?
— Ну, люди пираха говорят, что это всё никто не создавал, — сказал он».

Из-за принципа непосредственного восприятия пираха не удалось обратить в христианство. В наших религиях рассказывается о событиях, свидетели которых уже давно отошли в иной мир, поэтому изложить эти истории на языке пираха просто нельзя. В начале своей миссии Эверетт был уверен, что духовное послание, которое он несёт индейцам, абсолютно универсально. Проникнувшись их языком и образом восприятия мира, он понял, что это совсем не так.

Даже если мы точно переведём «Новый Завет» на язык пираха и убедимся, что каждое слово для них понятно, то это совсем не будет означать, что наши истории будут иметь для них смысл. При этом пираха уверены, что могут видеть духов, которые приходят в селение и разговаривают с ними. Для них эти духи не менее реальны, чем сами индейцы. Это ещё одно свидетельство ограниченности нашего здравого смысла. То, что обыденно для нас, не имеет никакого смысла для других.

via

@темы: Вавилон-18

20:05 

08.12.2016 в 18:38
Пишет Sindani:

08.12.2016 в 15:16
Пишет Кьярра:

A la quinta forca
Когда испанец едет к другу, живущему у черта на рогах, или пытается на дальних выселках найти очередную очень важную контору, он может сказать, что это далёкое место está en el quinto pino («находится у пятой сосны»).

Выражение возникло в Мадриде 18-го века. В правление Филиппа V вдоль одной из главных улиц высадили пять сосен на значительном расстоянии друг от друга. Сосны тут же стали удобным ориентиром для жителей города: мадридцы договаривались о встрече у определенного дерева. Последняя сосна оказалась так далеко, что у неё встречались влюбленные, не желавшие предавать огласке свои отношения.

Похожее выражение есть у каталанцев, но оно более суровое: «a la quinta forca» (horca), т.е. «у пятой виселицы». В Барселоне не сосны растили, а ставили виселицы по дороге в город, чтобы путники сразу делали выводы о строгости местных порядков. Первые четыре виселицы располагались неподалеку от центра, а вот пятая оказалась, хм, в гребенях, и превратилась в синоним этих самых гребеней.

(с) в блогах

Осталось понять, где именно можно назначать героям встречу на Марикьяре - у пятой сосны или все же у пятой виселицы. Вот так сразу даже и не сообразишь!

URL записи

URL записи

@темы: Вавилон-18

17:48 

Оригинал взят у в взрослые и дети


В истории возникновения человеческих языков есть много темных мест. И для лингвистов невероятно интересно, когда новый язык появляется на наших глазах и есть возможность изучить все стадии возникновения языка. Один из таких случаев произошел в Никарагуа. До 1970-х годов в стране не было какого-либо организованного сообщества глухих. Глухие люди были в значительной степени изолированы друг от друга и использовали простые «домашние» знаковые системы и жесты, чтобы общаться со своими семьями и друзьями. Но после революции сандинистов Центром специального образования была создана программа, в которой сначала приняли участие 50 глухих детей.

Программа была основана на испанском языке и чтении по губам. Ученикам строго запрещалось пользоваться жестами. Программа не достигла каких-либо значительных успехов и большинство учащихся было не в состоянии понять сути испанских слов. Однако дети время от времени оставались лингвистически изолированы от своих учителей — на школьном дворе, на улице или в школьном автобусе, — и это создало плодородную почву для их общения друг с другом. И у учеников возник собственный пиджиноподобный язык. В это время в школу поступали всё новые и новые дети, которые общались со взрослыми и перенимали их жестовый язык. Оказалось, что они не просто перенимают язык, то есть используют его так же, как взрослые, а меняют его, создают правила, которых раньше в языке не было, одним словом, создают настоящий язык.

Сотрудники школы, не подозревая о развитии этого нового языка, рассматривали детские жесты как пантомиму и отказ обучаться испанскому языку. Они не могли понять, о чем дети говорят друг с другом, поэтому попросили помощи извне, и в июне 1986 года никарагуанское министерство образования связалось с Джуди Кегл, лингвистом из Массачусетского технологического института, изучающей языки жестов. Когда Кегл и другие исследователи начали анализировать язык, они заметили, что маленькие дети взяли пиджиноподобные формы общения старших детей и возвели их на более высокий уровень сложности, с глаголами и другими конвенциями грамматики. Этот более сложный язык жестов теперь известен как Idioma de Señas de Nicaragua. (ISN).

По мнению исследователей случай никарагуанского языка жестов показывает, что для возникновения языка обязательно нужны и взрослые, и дети. Взрослые люди нуждаются в общении: они пытаются общаться друг с другом, даже когда у них нет общего языка. Из этих попыток возникает первый слепок языка, нерегулярный и бессистемный. Дети же нужны для того, чтобы этот слепок превратился в полноценный, настоящий язык, потому что только в детском возрасте человек может усвоить язык как родной. Однако дети не просто усваивают язык взрослых – они его преобразуют и делают более регулярным, то есть создают систему. Именно так и возникает язык.

via
via

@темы: Вавилон-18

11:56 

В период борьбы за независимость и строительства молодого американского государства предпринимались попытки придумать свой собственный американский язык, в чём особенно преуспел Ноа Уэбстер, издавший свой «Американский словарьанглийского языка». А в штате Иллинойс до 1969 года существовал закон, запрещающий говорить на английском. В качестве официального языка этого штата предписывалось использовать американский язык.
Впрочем, в настоящее время в США исследователи выделяют целых 24 диалекта английского языка.

@темы: Дэн, Вавилон-18

21:50 

Израильский филиал немецкой фирмы.
Руководство - немцы. Инженеры - в основном русские.
Обсуждается - брать или не брать очень сложный и рискованный проект.
- Это будет наш Сталинград, - выражает руководство свои опасения популярной немецкой поговоркой.
- Так, значит, берем проект? - с энтузиазмом откликаются русские инженеры.
civil-engineer.livejournal.com/691434.html

@темы: Вавилон-18

22:26 

Оригинал взят у в Фуршет
Этимология слова "фуршет" очевидна: от фр. fourchette - вилка. Но в каком языке этим словом стали называть "приём с угощением, обычно состоящим из лёгкой закуски и напитков, которые едят и пьют стоя"?

Как ни странно, во французском языке такого значения у fourchette нет, во всяком случае, оно не упомянтуо ни в Cntrl, ни в Википедии. Самое близкое, déjeuné à la fourchette - второй завтрак с вилками, то есть с мясным блюдом, существует и сейчас в английском: déjeuners à la fourchette - a luncheon or light meal, especially one at which eggs, meat, etc., are served.
В русском это выражение зафиксировано как "дежене ала фуршет" в "Настольном словаре для справок по всем отраслям знания" 1864 года. А возникло оно в языке лет на 20 раньше (в значении "легкая закуска";):

– Ах, господи, боже мой! я думала вместо обеда велеть ужин готовить для гостей, ан вот и обед готовь! Просто, сударь, суматоху поднял в целом доме! Когда же успеет повар и обед и ужин готовить?
– Да зачем, маменька, ужин? просто закуску, а la fourchette!
– Поди ты с модными своими фуршетами! Терпеть не могу гостей отпускать голодными, угощать только фаршами, вот вздумал!
– Совсем не то, маменька: так называется, когда на стол не накрывают, а просто подают кушанье.
– Как просто?
– Каждый возьмет себе чего-нибудь.
(А. Вельтман, Приключения, почерпнутые из моря житейского, Саломея, 1848)

В нынешнем значении "фуршет" имеется только в тех языках, в которые оно могло быть заимствовано из русского, то есть в языках бывшего СССР. А в остальных это либо "буфет", либо что-то свое.

Так неужели "фуршет" в нынешнем его значении соорудили из "легкой закуски" в России? Или все же было оно в каком-нибудь французском дипломатическом жаргоне, да так мимолетно, что словари его не заметили?


@темы: Вавилон-18

11:52 

29.11.2016 в 11:44
Пишет Diary best:

Пишет Sinica:

Восхитительный старый пост Анны Коростелёвой про Снейпов )

В рамках традиции
Поругать ученичков

Есть в “Гарри Поттере и тайной комнате” эпизод, где профессор Снейп пробирает Гарри и Рона сразу по прибытии в школу. Они среди ночи прилетели в школу на волшебном автомобиле, врезались в волшебное дерево, нарушили множество пунктов школьного устава и законов волшебного мира и теперь, ночью, получают нагоняй.
И три разных Снейпа – русский, польский и ирландский – делают это, естественно, по-разному. Объединяет этих трёх совершенно разных людей то, что они оказывают мощнейшее психологическое давление на учеников. Но в том, КАК они это делают, никакого единства не наблюдается.

Русский Снейп, прежде всего, выдаёт потрясающее звучание.

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!



URL записи

@темы: книги, Вавилон-18

15:21 

18:25 

языками не владею...

а потому вопрос к англоговорящим:
идентичны ли в английском языке фразы:

Человек, который убил Наполеона (Бонапарта)

Человек, который убил (город) Наполеон


да, пишу роман. да, ни фига не знаю, о чем пишу. Но когда в процессе начинаешь узнавать, стока интересного выплывает...

@темы: Вавилон-18, мое и наше

На тихом перекрестке

главная