Записи с темой: история зданий и мебели (список заголовков)
14:39 

католический город



Молись и кайся! Сорвать с насиженного места целый вуз? Привезти за полстраны во флоридские болота? Приказать строить новый город на пустом месте? Для религиозного человека в США это вообще не…Читать дальше...

@темы: история зданий и мебели, церковная архитектура

11:52 

Вальтер Скотт принадлежал к небогатому, хотя и древнему шотландскому роду. Его прадед добывал себе пропитание грабежом. Когда в доме кончались припасы, жена этого достойного человека подносила супругу на тарелке шпоры и тот, надев их, отправлялся на охоту за стадом овец какого-нибудь из своих соседей.


( Читать дальше... )

@темы: Шотландия, исторические россказни, история зданий и мебели, книги

19:00 

07.06.2018 в 17:45
Пишет Sindani:

07.06.2018 в 18:32
Пишет kurufin_the_crafty:

Салерно: акведук, медицинская школа и дело об апостольском зубе
2018-06-07_01-41-55

Одна из самых приятных вещей в отпуске – таскаясь по соответствующим местам, непременно обзаводишься массой исторических «знакомых». Вот еще неделю назад персонаж был для тебя тремя унылыми строчками в Википедии (в лучшем случае, кастратом в опере) – но по мере того как ты натыкаешься на него на каждом углу, он с фатальной неизбежностью становится тебе все роднее и роднее. И в конце концов мозг начинает воспринимать его кем-то вроде соседа или дальнего родственника, из тех, кому перемывают кости за рюмочкой кофе («Слыхали, а наш-то Гвискарчик опять на Византию пошел!» - «Ну, совсем мужик обалдел, хапает и ртом, и жопой…»).

Но все это так, архитектура (©), а вообще я собираюсь рассказать о славном городе Салерно. Сорок минут на электричке из Неаполя (можно и морем, но морем дольше) – и добро пожаловать в медицинскую столицу Средневековья. Здесь была лучшая медицинская школа Европы – лучшая, поскольку, словно жадный Гвискарчик, хапала и ртом, и жопом, пользуясь достижениями как византийской, так и арабской медицины, благо, и византийцев, и арабов в этих краях всегда было пруд пруди. Здесь училась – и, что характерно, ПРЕПОДАВАЛА – целая когорта женщин-врачей, включая звезду двенадцативечного феминизма Тротулу Салернскую (она же Трота, она же Трокта), прославившуюся по всей Европе как автор трактатов по гинекологии и косметологии (между прочим, на фоне той эпохи невероятно вменяемых).

Ну и, само собой, именно здесь в XIV веке приглашенный заезжий испанский специалист Арнольд из Виллановы написал знаменитый «Салернский кодекс здоровья», в котором в стихотворной форме давались советы как весьма сомнительные (лечить облысение тертым луком, а рак – примочками из плюща с медом), так и на редкость здравые: мыть руки, чистить зубы, поменьше жрать на ночь и ни в коем случае не пить прокисшее пиво.

Правда, это был практически последний всплеск славы Салернской школы, поскольку к XIV веку в Европах уже успели расплодиться многочисленные университеты с медицинскими факультетами, и пришлось салернитанцам отойти на обочину истории. Так что остались нам от них только ворох средневековых трактатов и виртуальный музейчик в бывшей церкви святого Григория в Салерно, где можно посмотреть познавательные мультики про Галена, Гиппократа, местного епископа-медика Альфана (тоже хороший мужик был) и, конечно, про Тротулу.

0389_IMG_20180510_172157_Salerno_v_dei_Mercanti_museo_Scuola_Medica_Salernitana

Кроме Салернской школы в Салерно еще имеется собор, средневековый акведук и развалины лангобардского замка. Про развалины поговорим чуть позже, а вот акведук я вам покажу прямо сейчас. Построен в IX веке, состоял из двух линий, питал горными водами местный монастырь святого Бенедикта, а потом еще и присосавшийся к нему монастырь Пьянтанова. Во времена оны имел длину шестьсот пятьдесят метров, от которых на сегодняшний день осталось дай бог метров сорок.

читать дальше

URL записи

URL записи

@темы: женский вопрос, история зданий и мебели, медицина-историческое

12:07 


Предъямский замок - это один из старинных замков в Словении, находящийся внутри утеса недалеко от села Предяма (Predjama). (GPS Координаты: 45.815841, 14.126697)

zamki-mira.livejournal.com/495242.html

@темы: Сантехнически-гигиеническое, история зданий и мебели, пещеры

14:00 

Первое документально зафиксированное событие такого рода случилось в середине XV века в Италии. 40-летний инженер и архитектор Аристотель Фиораванти в 1455 году шокировал жителей города Болонья, переместив на целых 13 метров колокольню местной церкви Санта-Мария-Маджоре высотой с современный 9-этажный дом. Для этого Фиораванти использовал систему из блоков, катков и полозьев, а саму башню для предотвращения возможной деформации заключил в плотный деревянный каркас.







Заказчик выполненной работой был так доволен, что отсыпал талантливому инженеру премию в целых 50 золотых дукатов. Впоследствии Фиораванти выполнил еще несколько похожих по сложности операций, например выпрямление ряда покосившихся башен. Одна из них, правда, через 2 дня после процедуры рухнула, после чего автор проекта счел за лучшее вернуться к более традиционным инженерным задачам. Позднее Фиораванти переехал в Великое княжество Московское и стал известен как автор Успенского собора в Кремле.


о том, как передвигали здания masterok.livejournal.com/4478722.html

@темы: история зданий и мебели

11:51 


1937. Столичное метро когда-то украшали пальмы. Станция «Дворец Советов» (Кропоткинская). Дизайн станции был основан на архитектуре Древнего Египта — подземных безоконных постройках, освещаемым лишь масляными плашками вверху колонн. Проект станции удостоился Гран-при на выставках в Брюсселе в 1935 году и в Париже в 1937 году, а также Сталинской премии в 1941 году.

@темы: ж/д, 20 век: Россия и вокруг нее, цветики-листочки, история зданий и мебели

11:55 



Это город Ла-Плата, пригород Буэнос-Айреса, размером с два Подольска.

@темы: история зданий и мебели

19:05 

23.02.2018 в 18:29
Пишет Меандра:

Рим и Британия


Sapere aude

@темы: история зданий и мебели, античность

15:29 

На примере Эрмитажного комплекса можно проследить, как менялась система отопления. Здание, спроектированное Растрелли, отапливалось печами и каминами. При строительстве Нового Эрмитажа в середине XIX века в помещениях были устроены так называемые амосовские печи воздушного отопления. Такие же печи установили в Зимнем дворце после пожара. Печи располагались в подвалах и конструктивно состояли из двух частей: топки и воздушной камеры. В топке горели дрова. Горячий дым, перед тем как попасть в дымовую трубу и выйти наружу, проходил через систему железных труб, находившуюся в воздушной камере. В эту камеру подавался воздух с улицы, который при контакте с раскалёнными трубами нагревался и по каналам внутри стен здания попадал в помещения, расположенные выше. Амосовское отопление исправно выполняло свою функцию, но наряду с достоинствами имело и существенные недостатки. Подаваемый на этажи воздух был очень сухим, в нём содержалась сажа, при работе печей в залы доносился гул из душников. Кроме того, в отапливаемых помещениях невозможно было поддерживать постоянную температуру, так как во время топки печи давали слишком горячий воздух, а когда их переставали топить, они быстро остывали. Одновременно остывали залы Нового Эрмитажа, и такие колебания температуры и влажности плохо влияли на сохранность экспонатов и интерьеров музея. Да ещё сажа, содержавшаяся в нагретом воздухе, покрывала всё кругом тёмным налётом…

Первым, кто обратил внимание на негативное воздействие амосовского отопления на музей, был Андрей Иванович Сомов, с 1886 года занимавший должность старшего хранителя Картинной галереи Эрмитажа. Именно по его инициативе в 1891 году была создана Комиссия по переустройству отопления, председателем которой стал Эрнест Иванович Жибер, глава петербургского Общества архитекторов. С этого момента началась двадцатилетняя история создания системы отопления, отвечающей нуждам музея.



Подробнее см.: www.nkj.ru/archive/articles/25162/ (Наука и жизнь, Эрмитаж как учебник по истории техники)

@темы: история зданий и мебели

20:50 

15:03 

06.02.2018 в 14:46
Пишет -Bait-:

06.02.2018 в 13:44
Пишет N.K.V.D.:

Как придумали архитектурный маркетинг Чайнатаунов
Если представить себе среднестатистический чайнатаун в крупном городе Северной Америки (и не только), то в нём обязательно будут элементы того, что принято считать традиционной китайской архитектурой. Крыши многих зданий будут сделаны в форме пагод, а вход в этнический квартал украсят воротами Пайфан:

И мы воспринимаем это как должное - все привыкли к такой архитектуре у китайцев, и никто не видит в этом ничего особенного. Однако, представьте себе, что итальянский район будет состоять исключительно из пизанских башен, а каждый второй дом на Брайтоне будет похож на собор Василия Блаженного. Получится какой-то абсурд! Однако почему-то нас абсолютно не смущает, что китайские кварталы наполняются устаревшей архитектурой преимущественно религиозного направления. Как это вышло? Виновником этого тренда можно считать Сан Франциско.

Читать дальше


URL записи



URL записи

@темы: история зданий и мебели, 19 век, СшА

12:24 

Grace_church
прямо Grace Church, справа A.T. Stewart's Dry Goods Emporium.
Церковь стоит до сих пор. Магазин сгорел в 1956 и был снесен. Фото 1900 года.

@темы: история зданий и мебели, 19 век, СшА

10:31 



Марк Твен позирует с местными жителями перед общественным фонтаном, Турция, 1867 год.

@темы: история зданий и мебели, книги

22:00 

26.01.2018 в 21:47
Пишет Легионер в отставке:

21.01.2018 в 18:23
Пишет Benvolio:

Узнала веселую историю о Джеймсе Уистлере и его шокированном заказчике. Почему-то, в этой квартире было смешно только мне.

Его фетишем, его молитвой в живописи был цвет, точнее гармония, сочетание цветов. Он обожал краски. Лимонно-желтую, кадмий, охру светлую, сиену натуральную, кобальт, ультрамарин, разновидность берлинской лазури, киноварь, венецианскую красную, краплак и черную жженую слоновую кость. Слоновую кость, дающую в разбеле красивый перламутровый тон, Уистлер по примеру Ш. Глейра использовал в качестве «всеобщего гармонизатора», вводя ее почти во все красочные смеси. Именно цвет всегда превалировал в названиях его картин, цвет и музыка, которую он должен рождать в душе зрителя. Белая симфония, ноктюрн в голубом и серебре...

Комнату заказал британский судовладелец, миллионер Фредерик Ричард Лейланд. Будучи человеком достаточно предприимчивым, но не очень сведущим в искусстве, он хотел получить необычный интерьер, который бы подчеркивал важность и ценность коллекции японского фарфора, принадлежащего ему. Для создания комнаты Лейланд пригласил архитектора Томаса Джекила. Для придания особого колорита и подчеркивания красоты фарфора был приглашен еще и художник. Им стал американец Джеймс Уистлер, проживавший постоянно в Лондоне.

Так получилось, что архитектор неожиданно заболел и не смог продолжать работать и все взял на себя Уистлер. Интересно, что заказчик комнаты отнюдь не оценил стараний художника, и, возможно, поэтому наследники и продали комнату Фриру. Дизайн комнаты был поручен Джекиллу, однако Уистлер высказал озабоченность несоответствием красных розочек в интерьере и своей картины ("Принцесса из страны фарфора";), которую Лейлэнд купил у него накануне. Лейленд доверился художнику, позволив ему слегка подправить интерьер, чтобы картина гармонировала с ним лучше, и уехал. Уистлер же, вдохновленный отсутствием хозяина внезапно нахлынувшей на него музой, полностью переделал стены, потолок, двери, ставни, перекрасил в золотой цвет джекилловские полки, и раскрасил драгоценнейшую кожу 16 века, купленную за £1000, которую привезла из Кордовы в Англию сама Екатерина Арагонская. Да еще захотел за этот разгром 2000 гиней! В общем, Лейлэнд и Джекилл, оба были шокированы, Джекилл вообще потом сошел с ума. Отношения с Уистлером прервались, и ему запретили близко подходить к этому дому после такой работы. Но, несмотря на все это, Лейлэнд не стал переделывать комнату, а обставил ее китайским фарфором, и любовался до самой смерти в 1892 г. Потом комнату разобрали его дети. Через 12 лет комнату решили показать на выставке в Лондонской галерее, в это время ее купил Чарльз Фрир. Фрир поставил на полки собственную коллекцию посуды, но о посуде потом почему-то забыли. В 2011 г. нашли фотографию, где комната изображена с посудой, и сейчас комнату декорировали так же, как она выглядела 100 лет назад.
Интерьер представляет собой стилизацию японских мотивов. Сам Уистлер назвал павлинью комнату "гар­монией в синем и золоте". В виде антропоморфных павлинов художник изобразил себя и заказчика, они ругаются на дальней стене. Уистлер все-таки проник в комнату после ссоры и дорисовал последнюю сцену.

Image result for уистлер комната павлинов



URL записи

URL записи

@темы: посуда и кухонная утварь, картины, история зданий и мебели, 19 век, СшА

16:31 

Распространено мнение, что в наше время общество следит за своими архитектурными памятниками, за культурным наследием, и ситуации, аналогичные обрушению венецианской Кампанилы в 1902 году, невозможны. На слуху, к примеру, восстановление Фрауэнкирхе в Дрездене с использованием остатков старой церкви, или укрепление основания Пизанской башни. Однако эти примеры верны лишь для случаев, когда существование здания важно либо политически, либо экономически. Примером же отношения при отсутствии этих факторов является ( история городской башни Павии, небольшого города в 35 километрах у югу от Милана. )

@темы: история зданий и мебели

18:59 

Самый маленький небоскрёб в мире (Newby-McMahon Building) — здание в городе Уичито-Фолс. В настоящее время достопримечательность штата Техас.


В 1912 году в окрестностях Уичито-Фолс была найдена нефть, что вызвало резкий приток переселенцев в город. Помимо жилых помещений возникла потребность в офисных зданиях. Тогда инженер Дж. Макмаон предложил проект здания высотой в 480 футов (около 146 метров), запросив за работу 200 000 $. Через год строительство закончилось, однако высота здания составила всего 12 метров. Оказалось, что в проекте инженер указал высоту не в футах, а в дюймах, на что заказчики внимания не обратили. Попытки инвесторов вернуть свои деньги через суд не увенчались успехом.

Википедия

@темы: история зданий и мебели

17:47 

портрет травы

Окованный железом дубовый «Сундук Биллингфорда», хранящийся в библиотеке колледжа Корпус-Кристи Кембриджского университета, получил название в честь Ричарда де Биллингфорда, магистра колледжа с 1398 года по 1432 год и канцлера университета 1400 – 1402, 1409 – 1413 и 1432 годах. Биллингфорд использовал сундук для хранения денежной суммы в 20 фунтов, которую он выделил для кредитования ученых колледжа. Ученые могли получать кредит размером до 20 шиллингов за раз под залог своих ценностей. Обычно в роли залога выступали книги, которые тоже помещались в сундук. Если должник не мог погасить кредит в срок, его книги продавались, а вырученная за них сумма поступала в сундук. Такая практика была распространенной в Кембридже и Оксфорде в те времена, и подобные дубовые сундуки имелись во многих колледжах, но большинство из них сейчас утрачено.

В сентябре 2017 года, во время акции Open Cambridge, когда колледжи открывают доступ посетителей в свои помещения, библиотеку колледжа Корпус-Кристи посетил местный житель эколог Джереми Персеглав (Jeremy Purseglove). Осмотрев средневековые манускрипты, он уделил внимание и сундуку и заметил, что каждая из трех замочных скважин украшена резным изображением листа растения. Библиотекари не знали, что символизирует это украшение. Форма листа показалась Персеглаву знакомой, он видел ее раньше на иллюстрациях в старинных травниках. Вернувшись домой Персеглав проверил это предположение и убедился в своей правоте. Железных декор сундучных замков соответствовал рисункам листьев папоротника, который по-английски называется moonwort или lunaria plant, а по-русски – гроздовник (Botrychium).

Авторы травников считали это растение способным раскрывать замки и срывать подковы с копыт наступивших на него лошадей. Николас Калпеппер (Nicholas Culpepper) писал в 1653 году в трактате «Полный травник», что у Тивертона в Девоншире тридцать подков были сорваны с копыт лошадей графа Эссекса, а крестьяне называют это растение «раскуй-лошадь» (Unshoe the Horse).

Аналогичные поверья о растении, которое помогает взломать замки, срывает подковы с лошадиных копыт и ломает крестьянские косы, были и в славянской культуре. Наиболее известное ее название – разрыв-трава, также в рукописной культуре использовались названия перелом, железняк, прыгун, размык. Иногда даже рекомендовалось искать эту чудесную траву, выпустив на поле лошадь со скованными ногами и дожидаясь, пока оковы с нее падут. В труде итальянского ученого Пьетро Андреа Маттиоли (1501 – 1577) упоминалось растение из рода Lunaria под названием sferra cauallo «раскуй лошадь». Видимо, в связи с подобными поверьями получило название реальное растение гиппокрепис, или подковник (Hippocrepis sp. от латинского hippocrepis «лошадиная подкова»). Первые сведения о таком растении встречаются еще у античных авторов Элиана и Плиния Старшего polit.ru/news/2017/12/29/ps_moonwort/

@темы: история зданий и мебели, цветики-листочки, рай библиомана

13:23 

Итак, принципиально все понимают, что Кампанилу нужно востанавливать. Но дьявол, как обычно в деталях. Тем более, пока стройплощадку расчищают, строить всё равно нельзя, можно подискутировать: восстанавливаем ли мы её точно такой же, как и была? А почему бы не провести конкурс проектов, и не попытаться построить на площади Св.Марка что-нибудь современное, модерновое

продолжение здесь rudzin.livejournal.com/48288.html

@темы: история зданий и мебели

13:58 

Первые упоминания о колокольне (Campanile/Кампанила) собора Св.Марка на центральной площади Венеции относятся к началу X-го века. Свидетельств очень мало, но, по-видимому, изначально она не выполняла именно функций колокольни, а служила сторожевой башней и тюрьмой. Также очень вероятно, что изначальная высота была не сегодняшние 99 метров ("в восемь окон";), а несколько ниже ("в пять окон";).
Так или иначе, к середине XIV века, когда Венецианская республика была одним из самых могущественных государств региона, потребовался зримый пример этого могущества и к колокольне впервые был пристроен высокий пирамидальный покрытый медным листом шатер с деревянным каркасом. Свидетельства путешественников говорят, что блеск от этих медных листов было видно за несколько дневных переходов. Для нас же важно, что высоченная башня с металлическим навершием, стоящая на плоской приморской местности, представляла из себя замечательную мишень для молний, что, с учетом деревянного каркаса, приводило к десяткам пожаров только по одной этой причине.

Да и сами венецианцы не очень чтили меры пожарной безопасности. К примеру, в 1405 году колокольня загорелась в результате праздника по поводу победу над генуэзцами, перестарались, видимо, с фейерверками. (слева сверху; справа сверху - первое достоверное изображение Кампанилы с именно натуры, начало XV века)

большой пост здесь rudzin.livejournal.com/48016.html

@темы: история зданий и мебели

19:27 

История знает немало случаев, когда с помощью инженерных решений здания перемещались на другое место целиком. Множество московских домов поменяли расположение в 1930-х годах для расширения магистральных улиц, при этом зачастую жильцы не только не выселялись на время переезда, но и продолжали пользоваться всеми удобствами. Самым масштабным проектом такого рода стал подъём Чикаго в середине 19 века, когда власти расположенного в болотистой местности города для борьбы с грязью и антисанитарией решили проложить канализацию. Уровень улиц в центральной части города был поднят в среднем на полтора метра, а вместе с этим подняты или перемещены десятки зданий. В большинстве случаев работа организаций и магазинов не останавливалась, а многие их посетители даже не знали об инженерных работах.

Источник: ru.wikipedia.org


@темы: история зданий и мебели, Сантехнически-гигиеническое

На тихом перекрестке

главная