Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: исторические россказни (список заголовков)
13:59 

Суд поединком. Бог дарует победу правому. Как это романтично и как воспето в романах - исторических и фэнтезийных! "Князь Серебряный", "Волкодав"... нет им числа. В романах правый всегда побеждает, причем красиво. Иногда (у известного "реалиста" Мартина) дело происходит не так однозначно и не так чисто (выбитые зубы, кровь, яд на оружии, удары ниже пояса и жуткие оскорбления), но все равно завораживающе красиво.

Наткнувшись на написание одного исторического поединка, я решил перевести его на русский, дабы внести, так сказать, струю печальной реальности. Источник — книга Andrew McCall "The Medieval Underworld". Текст большей частью принадлежит автору книги; отдельные фразы современника-хрониста приведены в кавычках.

Винчестер, 1456 год.

Некий Томас Уайтхорн, обвиненный и осужденный вор, пожелал стать Королевским свидетелем — в обмен на жизнь и выплату постоянной пенсии. Для этого он выдал множество своих якобы сообщников. Один из главных "сообщников", рыбак Джамис Фишер (да, именно Fyscher), отрицал вину и, в свою очередь, обвинил вора во лжи.

Судья, Мейстер Майхелл Скайллинг, приказал, чтобы оба мужчины были одеты в белое, и чтобы каждый в одной руке держал трехфутовый ясеневый посох, а в другой - железный рог в форме "a rammyshorne", более узкий конец которого был бы заточен так остро, как только возможно. В большинстве стран экипировка производилась за счет поединщика, если только он не был слишком беден; но в Англии государство оплачивало расходы на проведение поединков, и потому мы можем предположить, что ясеневые посохи и загадочные раммисхорны были выданы Фишеру и Уайтхорну бесплатно.

Чтобы отметить огромную разницу между дуэлью чести 18-19 веков с ее элегантными традициями и средневековой судебной дуэлью, давайте проследим спор Уайтхорна и Фишера вплоть до его отвратительного завершения. Для этих двух поединщиков не было Булонского леса на рассвете, не было нежного прощального ужина, на самом деле накануне их вообще не кормили. Битва должна была была протекать, "как повелел сей самый милосердный из судей восседающий над жизнью и смертью" на "самой жалкой и скверной лужайке, какая может быть найдена в городе", после того как оба попостились "не принимая ни мяса, ни питья". На самом деле, "слишком позорно воспроизводить все условия этой отвратительной ссоры; и если им нужно питье, они должны пить свою мочу".

Как водится, битва привлекла большую толпу зрителей, которые, как водится в таких случаях, были столь же неистовы в своей ненависти к вору, сколь горячи в своей поддержке "этому честному человеку, Джеймису Фишеру". Фактически, они пытались надавить на судью, чтобы тот повязал Уайтхорна без поединка. Им было отказано. Когда обвинитель вышел "вооруженный с востока", а обвиняемый "с юго-западной стороны в своем снаряжении", дабы преклонить колени и молить Бога и мир о прощении, все они молились вместе и в поддержку обвиняемого.

Эта трогательная сцена разъярила Уайтхорна, который издевательски поинтересовался, почему Фишер устраивает такое долгое представление из своего фальшивого благочестия. Тогда Фишер вскочил с колен и, восклицая, что его дело столь же истинно, сколь и его вера, набросился на Уайтхорна, неудачно сломав свое оружие в процессе. Уайтхорн, подтверждая низкое мнение публики о себе, с удовольствием принялся драться нечестно, заполучив преимущество, до тех пор, пока судьям не удалось его обезоружить и, таким образом, опять сделать схватку равной, какой она и должна была быть.

С этого момента, не считая коротких интервалов для восстановления дыхания, битва проходила без оружия. "И затем они кусали зубами, так что кожа от одежды и от плоти была прорвана во многих местах их тел. И затем лживый обвинитель повалил кроткого невинного на землю и укусил за член, и бедный невинный закричал". Но затем, скорее благодаря удаче, нежели силе, "этот невинный смог подняться на колени и ухватил лживого обвинителя зубами за нос и поместил свой большой палец ему в глаз". Это оказалось настолько ужасно больно, что обвинитель завопил, моля о пощаде.

Мейстер Майхелл Скайллинг приказал остановить поединок, чтобы эти двое смогли рассказать свои истории в последний раз. Обвинитель наконец сознался, что возводил поклеп на Фишера, а также еще на двадцать восемь человек помимо него, и просил о милосердии и божественном прощении. "И затем он был исповедован и повешен, да смилуется Бог над его душой". Обвиняемый же "сохранил жизнь, конечности и достояние и пошел домой", где он стал отшельником и, что неудивительно, вскоре скончался.

posidelkin.livejournal.com/20051.html#comments

@темы: исторические россказни

11:36 

Одной из задач молодой санкт-петербургской полиции в 18 веке было сбережение города на Неве от иностранных посольств.
Город был молодой, неокрепший, а посольств было много.
В каждом иностранном посольстве творились какие-то несусветные причуды.
Не то, чтобы при пересечении государственной границы посольства массово сходили с ума от впечатлений, предоставляемых нашей Родиной. Но какие-то подвижки в сознании происходили.
Шведы завели себе в посольстве медведей, которых стали ещё и разводить.
Австрийцы принялись подделывать "ефимки с признаками", завладев старым штампом для перечеканки.
Французы крали коней.
В 1736 году сотрудники персидского посольства, располагавшегося на Мойке у Зелёного ( Народного) моста сели покурить. "...через полчаса дом пылал. Пламя распространилось с чрезвычайной быстротой и вскоре охватило многие деревянные здания на берегу Мойки и Гостиный двор ( это на Невском уже). Пожар продолжался восемь часов и истребил все здания от Зелёного моста до церкви Вознесения". Всего сгорело тогда 10 % деревянного Санкт-Петербурга. Многие погорельцы стали искать эвакуировавшееся персидское посольство, которое пришлось прятать в монастыре. Невский монастырь пришлось, потом заново святить. По результатам пожара в городе будущих трёх революций впервые ввели государственное нормирование продажи продовольствия: 16 видов товаров народного потребления - от мёда до гречи.
Не успели пережить иранскую народную дипломатию, как 6 июня 1737 года на крыше дома, стоявшего между дворцом цесаревны Елизаветы Петровны и помещением, занимаемым посольством Пруссии, нашли мину в виде горшка, набитую порохом и горючими материалами, к горшку прилагался запал. Это уже не просто поджог, тут теракт форменный намечался. Полиция и Тайная канцелярия стала петрушить подозреваемых. Только вышли на сотрудника посольства короля Пруссии по фамилии Ранке, только стали думать, как бы его скрасть для неторопливой беседы, как 24 июля окрестности посольства Пруссии полыхнули с двух концов. Было это в районе Миллионной. Горело до Мойки, до Невы, до Царицына луга и до Адмиралтейства. Дипломат Ранке исчез. Его потом во Франции за шпионаж повесят.
читать дальше

www.facebook.com/john.shemyakin/posts/110747206...

@темы: исторические россказни

12:03 

Оригинал взят у в Сумчатая баллада об Эгоне Эрвине Кише и судьбах языкознания
Часть первая, политическая

В 1934 году штат Виктория праздновал столетие основания Мельбурна. Праздновал пышно - с множеством мероприятий и официальным визитом члена королевской фамилии, Генри, герцога Глостера. И конечно же, коминтерновское "Движение против войны и фашизма" не могло не попытаться подложить под эти празднования свой мелкий фейерверк. А потому закатило посредь той же праздничной осени свой собственный австралоазиатский конгресс, на который пригласило выступать нескольких граждан из Европы. В частности, товарища Эгона Эрвина Киша, красного журналиста, уже успевшего лично познакомиться с прелестями нового немецкого режима.
Следует заметить, что мероприятие планировалось небольшое - на несколько дней в ратуше Порт-Мельбурна, человек эдак на 200-500. Просто, чтобы "флаг показать".читать дальше

@темы: Вавилон-18, исторические россказни

17:16 

Члены профсоюза

Во время второй мировой, США поставляли СССР в качестве помощи грузовики. К каждому "Студебеккеру" полагалось некое приданное: набор инструментов и коричневое кожаное пальто для водителя. Разумеется, ни одному советскому шоферу такие пальто даже не снились. Все они достались начальникам, в том числе и высшим.
Как известно, во время войны Черчилль прилетал в Москву. Его самолет приземлился на аэродроме, подкатили трап и распахнули дверцу. Сделав первый шаг, английский премьер увидел толпу встречающих - дипломатов, различных функционеров и высших коммандующих. И все эти люди были одеты в одинаковые кожаные пальто.
Черчилль замер, и, повернувшись вполоборота к своей свите, тихо произнес:
- Похоже, меня здесь встречают члены профессионального союза шоферов?

jaerraeth.livejournal.com/524751.html

@темы: исторические россказни

00:29 

Оригинал взят у в О забыто-историческом - 24...
И не мирясь с мировоззреньем узким,
Стараясь заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы – Грейг, де Толли и Лермонт.

Язык наш – многогранный, точный, верный –
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?
(К. Фролов-Крымский)

Следует заметить, что на словесно-гуманитарных кафедрах медицинских ВУЗов в мое время висели (полагаю, что и сейчас висят, но точно утверждать не могу) портреты писателей и прочих, филологически заслуженных товарищей, которые вышли из врачей. Хотя непонятно, что писатель приносит больше общественной пользы, чем врач (путеец, строитель)? Или все дело в известности? Ведь почему-то Виктор Некрасов так описал встречу с одной из киевских соседок Булгакова:"— Как? Мишка Булгаков — знаменитый писатель? Этот бездарный венеролог — знаменитый русский писатель?
Тогда я обомлел, впоследствии же понял, что даму поразило не то, что бездарный венеролог стал писателем (это она знала), а то, что стал знаменитым...".
Кстати, переводчики художественной литературы тоже более известны, чем переводчики литературы научной или технической. Хотя ошибки последних стоят куда как дороже. Это я понял, внося исправления в таблицу эффектов адренорецепторов одного из первых полукустарно переведенных анестезиологических карманных справочников.
Вот и портрет бывшего врача (хотя с врачебной практикой там много забавного) датского происхождения Владимира Ивановича Даля, больше известного как ученого, писателя и лексикографа, составителя «Толкового словаря живого великорусского языка», члена (в хорошем смысле этого слова)-корреспондента Петербургской академии наук по физико-математическому отделению, одного из учредителей Русского географического общества, одного из первых тюркологов и прочая, и прочая и прочая. Вот портрет, если кто забыл


Благообразный дедок, не? А ведь история про то, как он стал врачом практически неизвестна широкой публике.
читать дальше

@темы: исторические россказни

22:46 

Оригинал взят у в Аферы с наследством. Как это начиналось 100 лет назад. Грузите апельсины бочками!
В России всегда было много желающих обогатиться сразу и много, чем не применули воспользоваться аферисты того времени. Получилось вполне по современному, только интернета тогда не было. Начиная с сентября 1910 года богатые жители Питербурга стали получать необычные письма. Эти письма были посланы из испанского города Барселона в конвертах желтого цвета. Текст письма гласил: "Я в настоящее время сижу в тюрьме, так как не могу уплатить причитающиеся с меня пени за различные издержки по ведению дела, составляющие около 4 тысяч рублей. Пока я не уплачу эти деньги, мне не выдадут моего имущества. В одном из моих чемоданов находится ключ от другого моего чемодана, в котором хранится все то состояние, заключающееся в ценных бумагах и наличных деньгах, всего на сумму более 850 тысяч рублей". Далее получатель письма должен был дать телеграмму по адресу в Барселоне с фразой "«Orangen vie Vorjahr» (Апельсин, как в прошлом году). Как говорилось в одном известном романе "Грузите апельсины бочками". В результате некоторое число питербурских горожан опустошило свои кошельки на 4000 рублей. Мошейники так и не были пойманы.
Мошейники начали распространять свой опыт на другие города Российской империи. Подобные письма стали получать жители Одессы. Правда, текст был немного другой, обитатель Барселонской тюрьмы уверял, что спрятал награбленное в неком чемодане. Причем этот чемодан иногда был спрятан в лесу, иногда в отеле, иногда в камере хранения жд вокзала. (Вспоминаем чемодан Корейко, путешевствующий по камерам хранения). Одесситы не слишком верили в эти сказки, но нашелся один киевский кондитер соблазнился и поехал в Испанию по указанному в письме адресу. Там он, к своей радости, убедился в достоверности всего изложенного в предложении и выложил свои наличные 3500 франков за покупку чека на 50 000 франков на предъявителя, который находился в чемодане с двойным дном, спрятанном в указанном месте. В соответствии с рекомендациями заключенного испанца кондитер для безопасности не стал получать наличные деньги в Испании, а поехал в Германию, где в одном из берлинских банков предъявил чек. Он был немедленно арестован — чек был подложным, а берлинская полиция известила местные банки о возможном поступлении фальшивых чеков.
Продолжение следует...

@темы: исторические россказни, книги

11:56 

05.05.2015 в 18:24
Пишет Groemlin:

Кантонист Ошанский
Из воспоминаний графа А.А.Игнатьева о времени службы в Кавалергардском полку:

У меня же, на одном из дежурств по полку, произошло следующее: под вечер, когда все офицеры уже разъехались, ко мне прибежал дежурный унтер-офицер по нестроевой команде и с волнением в голосе доложил, что "Александр Иванович померли".

Александром Ивановичем все, от рядового до командира полка, величали старого бородатого фельдфебеля, что стоял часами рядом с дневальным у ворот, исправно отдавая честь всем проходящим.

Откуда же пришел к нам Александр Иванович? Оказалось, что еще до того, как мой отец командовал полком, то есть в начале 70-х годов, печи в полку неимоверно дымили и никто не мог с ними справиться; как-то военный округ прислал в полк печника-специалиста из еврейских кантонистов - Ошанского. При нём печи горели исправно, а без него дымили. Все твердо это знали и, в обход всех правил и законов, задерживали Ошанского в полку, давая ему мундир, звания, медали и отличия за сверхсрочную "беспорочную службу".

И вот его не стало, унтер-офицер привел меня в один из жилых корпусов, еще елизаветинской постройки, где в светлом подвальном помещении под сводами оказалась квартира Александра Ивановича. Он лежал в полковом мундире на составленных посреди комнаты столах. Его сыновья, служившие уже на сверхсрочной службе - один трубачом, другой писарем, третий портным, - горько плакали.

Я никак не мог предполагать того, что произошло в ближайшие часы. читать дальше
(с) Игнатьев А. А. Пятьдесят лет в строю. М., 1941
См.: www.adjudant.ru/cavaler/29-1.htm

URL записи

@темы: исторические россказни

09:04 

Привычка посещать по ночам закрома свойственна в том числе и гениям.

Известная поэтесса и писательница Ирина Одоевцева оставила следующую бытовую зарисовку о нашем первом лауреате Нобелевской премии Иване Алексеевиче Бунине:

«Ещё до войны доктор предписал ему есть ветчину за утренним завтраком. Прислугу Бунины никогда не держали, и Вера Николаевна (жена писателя), чтобы не ходить с раннего утра за ветчиной, решила покупать её с вечера. Но Бунин просыпался ночью, шёл на кухню и съедал ветчину.
Так продолжалось с неделю, Вера Николаевна стала прятать ветчину в самые неожиданные места — то в кастрюле, то в книжном шкафу. Но Бунин постоянно находил её и съедал. Как-то ей всё же удалось спрятать её так, что он не мог её найти. Но толку из этого не получилось. Бунин разбудил Веру Николаевну среди ночи: «Вера, где ветчина? Чёрт знает, что такое! Полтора часа ищу», — и Вера Николаевна, вскочив с постели, достала ветчину из укромного места за рамой картины и безропотно отдала её Бунину».

sergeytsvetkov.livejournal.com/411311.html

@темы: исторические россказни

13:38 

Оригинал взят у в Джордж Лукас XVIII века
Новыми глазами взглянул я на акварельку с камчадалочкой и камчадалёнком:


Её автором значится Филипп де Лутербург (или Лутербур, смотря на каком языке читать имя представителя нескольких наций). Оказалось, этот художник вовсе не был соплавателем Кука, а путешествовал только по Европе. Откуда же такая достоверность? Загадку этой и других картинок разрешила статья Марка Стокера на сайте новозеландского музея Те Папа - её название я вынес в заголовок поста, а перевод и иллюстрации помещаю под кат.
Оригинал статьи здесь
читать дальше

@темы: исторические россказни, иллюстрации

00:36 

Оригинал взят у в Противопожарный костюм князя Куракина
Князь Александр Борисович Куракин (1752-1818), по отзывам современников, был большой педант в одежде. Каждое утро камердинер подавал ему в постель альбом, где находились образчики материй, из которых были сшиты его великолепные костюмы, и образцы платья; при каждом платье полагались особенная шпага, пряжки, перстень, табакерка и т.д.

Обыкновенно князь носил бархатный, затканный золотом кафтан, на котором, как и на камзоле, все пуговицы были бриллиантовые, а звезды, как и кресты на шее, — из крупных солитеров. На правое плечо он надевал бриллиантовый или жемчужный эполет, пряжки и шпагу имел алмазные, даже петлю на шляпе — из бриллиантов.

Однажды, играя в карты у императрицы, князь внезапно почувствовал дурноту: открывая табакерку, он увидал, что перстень, бывший у него на пальце, совсем не подходит к табакерке, а табакерка не соответствует остальному костюму. Волнение его было настолько сильно, что он с крупными картами проиграл игру.

В Александровское время, когда сам император ездил в одну лошадь, только один Куракин сохранял прежний екатерининский обычай и выезжал в вызолоченной карете о восьми стеклах цугом с одним форейтором, двумя лакеями и скороходом на запятках, двумя верховыми впереди и двумя скороходами, бежавшими за каретой.

Однако же именно щегольство князя однажды спасло ему жизнь.
В 1810 году, будучи русским послом в Париже, Куракин присутствовал на балу во вдорце князя Шверценберга по случаю бракосочетания Наполеона с австрийской эрцгерцогиней Марией-Луизой. Во время празднества случился страшный пожар, унесший жизни двадцати высокопоставленных гостей. Куракин тоже сильно обгорел, на одной руке ожог оказался настолько силен, что кожа слезла, как перчатка. Спасением своим он был обязан своему мундиру, сплошь залитому золотом, который защитил его тело от пламени. Вытащившие князя из огня долго не могли поднять его, обжигаясь от одного прикосновения к его одежде. В то время как одни тушили княжеское платье водою из ближайшей лужи, другие обрезали бриллиантовые пуговицы с его одежды. Потеря драгоценностей исчислялась в несколько миллионов, но жизнь дороже — не правда ли?


@темы: исторические россказни, история одежды

18:26 

Оригинал взят у в гортензия и другие
Это похоже на шкатулку с бусами. Потянешь за ниточку, глядишь - за неё зацепилась другая, а там ещё одна, и, кажется, уже невозможно вытащить одну единственную нить, не извлекая из глубин другие драгоценности.

Я зацепилась за первую ниточку, когда проверяла работы школьников на городской олимпиаде по биологии.

В самостоятельной работе одной из участниц олимпиады речь шла о гортензии крупнолистной. В кратком описании растения было упомянуто, что гортензию "французский врач и натуралист Ф. Соммерсон в 1767 году впервые привез из Китая. Он назвал ранее неизвестный цветок гортензией в честь своей возлюбленной Гортензии Барреове."

Информация про врача и его возлюбленную очень быстро отыскивается через поисковики, почти дословно повторяясь. При этом ни"Соммерсон", ни "Гортензия Барреове" вне садоводческих сайтов не появляются.

Первым раскололся "Соммерсон", оказавшийся французом, Филибером Коммерсоном. За эту ниточку я и потянула, и вытащила из шкатулки такую связку ожерелий невероятной красоты, что, не поверите, отдельные эпизоды этой истории мне снятся по ночам до сих пор.


читать дальше

@темы: цветики-листочки, кроссдрессинг, исторические россказни

12:59 

Оригинал взят у в Мороженое как богословская проблема
Граф Юлий Помпеевич Литта принадлежал к древнему миланскому роду. Молодым человеком он в 1789 году поступил на русскую службу и отличился в войне со Швецией. Впоследствии именно он доставил императору Павлу звание великого магистра Мальтийского ордена, за что был сделан вице-адмиралом и графом Российской империи.

Граф Литта отличался несколькими эксцентрическими особенностями: во-первых, голос его — густой, бархатный бас — покрывал собой все другие голоса, а иногда и звуки оркестра. В обществе голос графа получил наименование «трубы архангела при втором пришествии». Во-вторых, граф, вовсе не будучи большим гастрономом, страстно любил мороженое и поглощал его в неимоверных количествах. Так, во время антракта в театре ему приносили порцию за порцией мороженого, и он быстро его уничтожал.

Известные в то время кондитеры: Мецапелли, Салватор, Резанов и Федюшин почитали графа своим истинным благодетелем.

После убийства государя Павла Петровича граф Литта жил в полном одиночестве в своем доме на Большой Миллионной. Окна его особняка никогда не были освещены.

Но однажды, 24-го января 1839 года, к удивлению всех соседей, мрачный дом озарился огнями, загорелись и яркие плошки у подъезда. Оказалось, медики объявили графу, что ему остается жить не долее нескольких часов. У римских католиков обряд приобщения святых тайн совершается с некоторой торжественностью, поэтому граф и приказал засветить все люстры, канделябры и подсвечники в комнатах, через которые должен был проходить священник со святыми дарами.

Причастившись, умирающий приказал подать себе в спальню серебряную форму мороженого в десять порций, со словами: «Еще вопрос, можно ли мне будет на том свете лакомиться мороженым»!

Покончив с лакомством, граф закрыл глаза и перекрестился, произнеся уже шепотом: «Салватор отличился на славу в последний раз». Вскоре он перешел в лучший из миров. Остается неизвестным, нашел ли он там свое любимое мороженое.


@темы: исторические россказни

18:25 

Оригинал взят у в История. Подарок к сроку.

Размеры Российской империи долгое время были совершенно непонимаемы ни её населением, ни правителями. Первым всерьёз взявшийся за этот вопрос Петр I таки не узнал, что "со всею поспешностию" отправленная им на Дальний Восток первая камчатская экспедиция достигла побережья Тихого океана только через 2 года.

Но курьёз времён дочери Петра, Елизаветы, при всей специфике вопроса, далеко переплюнул эпизод с мореплавателями.

Взойдя на престол, Елизавета с коронацией не торопилась. Она захотела провести это мероприятие со всей тщательностью и пышностью, с представителями и подарками со всех краёв своей империи.

В её свите оказалась девушка, невеста морского офицера, которая однажды на вопрос государыни о причинах своей грусти рассказала, что жених, разжалованный при Анне Иоанновне в матросы за посещение семейства ссыльных князей Долгоруких, давно уже не был в Петербурге - он в составе экспедиции Беринга... "А что за экспедиция?" - заинтересовалась императрица, охочая до всего необычного. Ей рассказали-объяснили.

Елизавета сделала два вывода: во-первых, указом вернула моряку офицерский чин. Во-вторых, пожелала, чтобы на её коронации были подарки и "пригожие, благородные девицы" с Камчатки. Ей пробовали объяснить, что это неблизко, но она великодушно позволила, чтобы они прибыли прямо на коронацию, через полтора года.

Тогда ещё никто не знал, что до Камчатки аж 14 тысяч вёрст. Царили понятия уровня тундры: "Три дня ехать прямо, потом свернуть направо". Отправился по царскому делу некий штаб-фурьер Шахтуров. Отправился, и...
И исчез.

Императрица со временем, понятно, забыла о Камчатке, самых разных дел и так хватало. Сгинул Беринг, вернулся его соратник Алексей Чириков, потом нашлись остатки экипажа Беринга, экспедиция отчиталась об открытии новых земель (американского континента и многочисленных островов).

С момента коронации прошло уже 4 года, а с отправки Шахтурова все 6, когда в далёкий Иркутск прибыла странная кампания. Сибирский генерал-губернатор с удивлением узнал, что это проездом в Санкт-Петербург царский гонец и семь "пригожих и благородных" девиц. Да-да, с Камчатки, откуда до Иркутска, как ныне известно, 8,5 тысячи километров по тайге и тундре.

читать дальше

@темы: исторические россказни

16:32 

Оригинал взят у в Дело "герцога с Бейкер-стрит"
Весьма неглупый и наблюдательный русский современник Шерлока Холмса, долгое время живший в Англии, бывший революционер Николай Чайковский считал, что в натуре англичан много кровожадности. «От этого и явилось в нравах их требование самообладания, вечного держания себя в руках. Без такого воспитания самодисциплины в Англии нельзя было бы жить от массы кровавых насилий.» Такое обобщение кажется чрезмерным, однако ощущение того, что громадное число викторианцев, удостоившихся внимания биографов, выказывали в той или иной степении признаки безумия, уже давно не покидает меня.



К примеру, в течении десяти лет (правда, с перерывами) вся лондонская публика с замиранем сердца следила за делом, связаным с Бейкер-стрит, герцогами и баронами, подземными ходами и фальшивыми наследниками, а также с одним известным частным детективым, которое нашло бы достойное место в скорбном листе какой-нибудь лондонской клиники для душевнобольных.



читать дальше

@темы: англомания, 19 век, исторические россказни

23:08 

В самом начале девятнадцатого века, в Лондоне, на Эссекс-стрит, одной из боковых улиц, отходящих от Стренда к Темзе, ближе к Холборну, жила некая миссис Томпсон, достаточно зажиточная леди. Главным увлечением миссис Томсон была привычка нюхать табак.

Данное увлечение нашло отражение и в ее завещании, где было указано, что наследники не получат ни цента, если на похоронах не будут выполнены все ее условия.
Прежде всего, гроб должен был быть наполнен свежим нюхательным табаком лучшего качества, в него надлежало поместить все, когда-либо использовавшиеся ею при чихании носовые платки - нестиранные! Гроб несут шестеро мужчин - только больших любителей табака - в цилиндрах табачного цвета. Во главе траурной процессии - шесть девушек с табакерками в руках, по бокам идут слуги, разбрасывая табак. Пять гиней по завещанию получил приходский священник - он должен был нюхать табак во все время похорон и траурной мессы. Кроме того, каждый пришедший на поминки также получал щедрую порцию нюхательного табака...

отсюда featherygold.livejournal.com/351074.html

@темы: исторические россказни, англомания

12:11 

09.09.2014 в 11:52
Пишет Grissel:

>Протектор или Агент 04
Юрген Юргенсен родился в Копенгагене в 1780 г. и был сыном придворного часовщика. Служил он, однако, в английском флоте, ибо Англия и Дания на тот момент были союзниками. Он , кстати, был старпомом на корабле, перевозившем в 1804 г.на Тасманию одну из первых партий английских каторжников. Двадцать лет спустя он проследует тем же маршрутом, но в ином качестве.читать дальше

URL записи

@темы: исторические россказни, 19 век

20:59 

Оригинал взят у в Слуга царю, отец солдатам.
oficial-tercios-augusto-ferrer-dalmau
(Картинка на другой век, ну и чёрт с ним.)

Избранные заметки по исследованию военных мемуаров Ренессанса (Harari, Yuval N. Renaissance military memoirs: war, history, and identity, 1450-1600 (2004)).

Брантом рассказывает, что во время осады Пиццигеттоне испанский снайпер из гарнизона был готов поразить вражеского командира, маркиза де Пескара. Когда он уже готов был выстрелить, его капитан выхватил зажжённый фитиль со словами: «Не дай бог, чтобы через нашу жестокость погиб самый отважный из ныне живущих капитанов, отец солдат, который содержит нас [тоже], хотя мы враги. Намного лучше будет, если мы сохраним его жизнь, поскольку те из нас, кто будет жив, получат жалованье и не умрут от голода во время беспечного и ленивого мира».
Брантом замечает, что, по его мнению, капитан сказал хорошо, так как маркиз был врагом мира и другом войны и честолюбия и всегда давал своим врагам дело, которым они могли заработать на хлеб. Маркиз так не любил мир, что однажды, когда некие монахи приветствовали его словами «Да пошлёт Господь вам мир», он отвечал «Да лишит вас Господь Чистилища», подразумевая, что они благословили его на потерю его источника существования, а он пожелал им того же*.

читать дальше

@темы: исторические россказни

12:06 

Средневековые криминальные новости и другие сплетни)

13:00 

Ричард Майнерцхаген был офицером британской разведки. В Первую Мировую войну он сражался с турками в Палестине. Шла позиционная война в 15 километрах от Газы. У турок были серьезные проблемы с куревом. Майнерцхаген закупил на черном рынке несколько тысяч пачек сигарет, вложил в них агитационные листовки и разбросал курево над турецкими позициями. Турки сигареты с благодарностью выкурили, а листовки использовали вместо туалетной бумаги. Через несколько дней он закупил еще большую партию сигарет и снова сбросил их на вражеские позиции. Турки стали потешаться над глупостью англичан, которые так уповали на свои листовки.
Но на этот раз табак в сигаретах был смешан с опиумом. И когда на следующий день англичане пошли в атаку, они не встретили практически никакого сопротивления.
(mi3ch)

@темы: исторические россказни

21:07 

Оригинал взят у в post
ИВсе-таки каждый средневековый судебный прецедент - это история. За что и любимо, любимо :)
.

Энтони Понтсбери был взят в ученики «в нежном возрасте» семь лет назад, на срок в девять лет. Как обычно бывало в подобных случаях, при заключении контракта он пообещал не вступать в брак во время ученичества, однако нарушил условия и женился. Энтони объяснял свой проступок тем, что запрет на брак «противен законам Божьим и влечет за собой многочисленные прелюбодеяния и блуд». И далее: «Полюбив молодую женщину, которая живет в этом же городе, и убедившись, что она любит его, он порешил, что обоим надлежит любить друг друга, не нарушая законов Божьих… а потому он взял в жены помянутую молодую особу». Хозяин Энтони, однако, добился, чтобы юношу арестовали за нарушение условий контракта и отправили в тюрьму.

читать дальше

@темы: деньги, исторические россказни

На тихом перекрестке

главная