• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вавилон-18 по-русски (список заголовков)
13:15 

Оригинал взят у в Сласти и сладости — в чем разница?
Старинное русское слово «сласти» постепенно исчезает. Его заменяет и вытесняет слово «сладости» (особенно в словосочетании «восточные сладости»;). В современных словарях слово «сласть» уже помечается как «разговорное», а его множественное число — «сласти» — как синоним слову «сладости».

Между тем «сласть» и «сладость» — совсем не одно и то же. Русский народ и наши писатели-классики в этом отлично разбирались.



читать дальше

@темы: Вавилон-18 по-русски

07:57 

19.06.2017 в 07:51
Пишет Diary best:
Пишет Sinica:

Обожаю Кронгауза ))
Но нашего Мюнхгаузена то ли он не смотрел, то ли интервьюер, то ли оба ))

Кстати, скобки в конце предложения я сто лет ставлю, но только тут обратила внимание, что они вытеснили точку.

Культура речи
Портал «Культура.РФ» поговорил с лингвистом Максимом Кронгаузом о том, как под влиянием интернета меняется русский язык, о новых правилах этикета в общении — и о культуре речи в целом.



— Как наш родной русский язык изменяется? Как на него влияют новые технологии?

— Некоторые трансформации во внешнем мире заставляют язык подстраиваться. Язык, который не меняется в этих условиях, перестает обслуживать главную функцию — коммуникацию. Ничего плохого в этих изменениях нет, но для пуристов это самое больное место, в дискуссиях возникают слова «порча языка», «деградация», «гибель», но это совсем не так! Трансформации в современном русском языке запущены перестройкой, и пик изменений пришелся на 1990-е годы. Еще одним важным событием для языка стал интернет, который принципиально изменил человеческую коммуникацию. Блогосфера и социальные сети повлияли прежде всего на общение в самом интернете, но отчасти и на состояние русского языка в целом.

читать дальше

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!



URL записи

@темы: Вавилон-18 по-русски

12:09 

Оригинал взят у в Сегодня я узнал...
Все детство путал "белугу" (крупную рыбу семейства осетровых) и "белуху" (мелкого белого кита или крупного белого дельфина - я уж не помню, на чем там сошлись ученые). Наконец, слава Богу, выучил. Белуга - рыба, белуха - кит. ОК.

Так вот: сегодня я узнал, что по-английски "белуха" будет beluga whale.

Гады. Вот чего ради, спрашивается, я мучился? :-D


@темы: Вавилон-18, Вавилон-18 по-русски

09:52 

05.06.2017 в 09:19
Пишет Дейдре:

Забавки русского языка
Выяснила тут, что слово сапа (котрое в "тихой сапой") - однокоренное к слову сапер. Всегда думала, что сапер - заимствованный профессионализм, от французского от sаре "траншея, окоп". Но есть и русское исходное слово:
сапа:
I "траншея, стрелковый окоп", са́пать "работать сапкой", стар. запа и сап м., в эпоху Петра I; Из франц. sар(р)е "траншея", а форма на з- – через нем. Sарре.
II сапа́, также са́пка "кирка, мотыга", южн. (Даль), укр. са́па́ "мотыга". Из франц. sаре "кирка", ит. zарра, sара – то же (Мi. ЕW 27; Бернекер 1, 121). Едва ли через рум. sарă "мотыга", вопреки Маценауэру (LF 19, 246). Ср. сапёр.
III – рыба "Cyprinus ballerus, чебак", также "лещ.
IV сап "змея", донск. (Миртов). Неясно. Предполагали табуистическое название, из *ца́па от ца́пать (Зеленин, Табу 2, 45). Ненадежно также предположение о заимствовании из греч. *σά̄πα, дор. σά̄ψ, атт. σήψ "ядовитая змея" (Фасмер, Гр.-сл. эт. 174).
В принципе, чисто философически сапер и змея по смыслу близки: оба долны быть скользкими, иначе плохо. Но сколько раз так бывало, что смотришь на корень - а он такой экзотический весь из себя, думаешь: точно заимствование! Проверяешь по словарю - а ничего подобного! И наоборот: знакомое, привычное слово со множеством однокоренных, которое ну точно-точно исконное - ан нет. Хотя сапер и нужная сапа, конечно, заимствование, да.

URL записи

@темы: Вавилон-18 по-русски

09:46 

Оригинал взят у в Кура в шаверме
Слово "кура" (в значении "курица, как пища") я впервые увидел у Довлатова, в Ариэле, и по наивности принял за особенность речи еврейских эмигрантов, которых описывал автор. Впоследствие, однако, я наткнулся на него в списке типично петербургских выражений, в одном ряду с парадным и поребриком. А вот откуда оно там взялось? Словарь Даля знает кур (петух) и кура (курица), но поиск в Корпусе Русского Языка не находит в литературе до самой Революции никакой куры, кроме реки на Кавказе и омонима, означавшего метель: этот омоним есть у Лескова, Глеба Успенского, Николая Полевого и Бунина и даже Льва Толстого.

После революции появляется кура-птица: у Вяч. Иванова, у какого-то Ник. Никитина, у Леонида Леонова, Алексея Толстого - во всех случаях автор передает просторечие и говорит о живой птице. Забавно, что в тридцатые годы эта птица появляется в дневниках Бунина ("ящерица на ограде, кура на уступе верхнего сада..."). Она же изредка попадается в военные и послевоенные годы. Первое в корпусе упоминание приготовленной "куры" - в повести С. Юрского "Чернов", написанной в семидесятых ("поджаристо хрустит сочная кура с корочкой"). И дальше никто "куру" не готовит - до самого довлатовского Ариэля. В девяностые, конечно, как с цепи эти куры сорвались. И вареные, и жареные, и в сметане, и в майонезе.

В общем, если слово это и питерское, то совсем новое, из семидесятых-восьмидесятых.


@темы: Вавилон-18 по-русски

19:27 

Оригинал взят у в Правда, что ли?
Будапештские девицы были национальным товаром экспортного уровня. Благодаря то ли внешней привлекательности, то ли сравнительно изысканным манерам, они пользовались бешеным успехом у международных сутенеров, владельцев кабаре и, соответственно, у посетителей этих заведений далеко к востоку от родины, особенно в Константинополе, но превыше всего -- в царской России, откуда наиболее выносливые и удачливые ночные красотки нередко в итоге возвращались домой с небольшим состоянием.

К 1900 году они так полюбились московской и петербургской публике, что в русском сленге появилось специальное слово венгерка, то есть венгерская девушка легкого поведения.

Budapest 1900. A Historical Portrait of a City and Its Culture
by John Lukacs


@темы: шлюхи, Вавилон-18 по-русски

14:56 

Оригинал взят у в точка, точка, огуречик


В некоторых кириллических рукописях в центр буквы «О» в слове «око» иногда ставили точку – это должно было символизировать глаз



По этому же принципу иногда ставились и две точки, когда речь шла о множественном числе – «очи»

Но однажды эта простая мысль была доведена до абсолюта. В копии псалмов 1429 года из Троице-Сергиевой лавры есть такое обозначение «многоглазого серафима»



via



@темы: рай библиомана, Вавилон-18 по-русски

05:30 

08:32 

его выпили, а не он выпил, в общем

Оригинал взят у в PSA: слово "испитой" не означает "пропитой, свойственный пьяницам".
Оно вообще не имеет отношения к пьянству. Испитое лицо - не сизое и опухшее, а бледное и изможденное. См. у Даля: Испито́й малокровный, худосочный, как бы лишившийся крови, истощенный, исхудалый, тощий, изнуренный. Он такой испитой, или словно испитой. Ныне яблоки плохи: ровно испитые сморчки. Тж Ушаков: Истощенный, изнуренный, худосочный. Бел, как лунь, на лбу морщины, с испитым лицом. И. Никитин. Иными словами, испитой выглядит так, словно из него все соки выпили (испили).


@темы: Вавилон-18 по-русски

09:39 

Оригинал взят у в Приметы времени


1924 год

  • И так писалось название республики.Обратите внимание на падеж.
  • Твёрдый знак, он же «ер», считался одним из символов старого и отжившего, потому не ставился нигде, не только в конце слов.
  • Сравнение с 1913 годом тоже проводилось так, чтобы не напоминать слишком явно о дореволюционных временах. Отсюда нейтральное «мирное время».



@темы: Вавилон-18 по-русски, 20 век: Россия и вокруг нее

08:18 

20:45 

11.04.2017 в 20:17
Пишет Angerran:



URL записи

@темы: Вавилон-18 по-русски

23:04 

Оригинал взят у в Заколдованное место
Возьмём и спросим естественного носителя русского языка: «Что означают в русском языке жесты кивнуть и покачать головой?» Он скажет: «Да и нет». Если спросить его: «А можешь привести пример многократных интенсивных кивков на слове нет в возражении, отрицании?» «Да ты что! – скажет он, – такого не бывает». Если привести ему такой пример, он скажет: «Ну надо же, такое обычное, типичное употребление. Даже странно, что в голову не пришло». Если попросить привести примеры кивков в интенсивном возражении, в возражении с оттенком возмущения / осуждения и т.п., уже без слова нет, а просто, на любом лексико-синтаксическом составе, он не сможет. Если показать ему такие примеры, признает, что это самые распространённые, типичные, жизненные примеры, до которых легко было догадаться. Наконец, если спросить у него, могут ли кивок и жест покачать головой быть слиты в одной конструкции, то есть выполняться одновременно, он такого даже представить себе не сумеет. И скажет, что быть этого не может, так как одно значит «да», а другое – «нет». Если показать ему эту конструкцию в живом функционировании в различных контекстах и объяснить, как плюсуется в ней истинная семантика кивка и истинная семантика жеста покачать головой (прекрасно друг с другом уживающиеся), то он радостно скажет, что использует эту конструкцию если не каждый день, то как минимум частенько. Но, в общем, стоит ему отойти на метр, как он это всё забывает и в следующий раз, глядишь, уже отвечает на вопрос иностранца, что кивнуть в русском означает «да», а покачать головой... ну, вы поняли.
До чего же мы незаметливы в том, что касается жестов!


@темы: Вавилон-18 по-русски

11:10 

Оригинал взят у в Девиз русского народа
Для словечка «ничего» характерна необычная широта смыслового применения. Это подметил еще друг Пушкина, князь Петр Андреевич Вяземский, который как-то написал: «Есть на языке нашем оборот речи совершенно нигилистический, хотя находившийся в употреблении еще до изобретения нигилизма и употребляемый доныне вовсе не нигилистами. ”Какова погода сегодня?“ — Ничего. — ”Как нравится вам эта книга?“ — Ничего. — ”Красива ли женщина, о которой вы говорите?“ — Ничего. "Довольны ли вы своим губернатором?" – Ничего. И так далее. В этом обороте есть какая-то русская, лукавая сдержанность, боязнь проговориться, какое-то совершенно русское себе на уме».

А между тем объяснить многочисленные значения этого разговорного выражения не всякому русскому под силу. Рассказывают, что когда Бисмарк в 1859-1862 годах был послом в России, ему захотелось выучить русский язык. Он нанял студента, прошел весь курс от начала до конца и стал довольно неплохо говорить по-русски. Однако по окончании курса Бисмарк заплатил студенту только половину, ибо тот так и не смог объяснить, что означает слово «ничего».

Проникнуть в тайну русского «ничего» помог ему один случай. Однажды Бисмарк нанял ямщика, но усомнился, что его лошади могут ехать достаточно быстро. «Ничего-о!» — отвечал ямщик и понесся по неровной дороге так бойко, что Бисмарк забеспокоился: «Да ты меня не вывалишь?» «Ничего!» — отвечал ямщик. Тут сани опрокинулись, и Бисмарк полетел в снег, до крови разбив себе лицо. В ярости он замахнулся на ямщика стальной тростью, а тот загреб ручищами пригоршню снега, чтобы обтереть окровавленное лицо Бисмарка, и всё приговаривал: «Ничего... ничего-о!» Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!» Когда «железного канцлера» упрекали за слишком мягкое отношение к России, он отвечал: «В Германии только я один говорю «ничего!», а в России — весь народ».

Интерес к слову «ничего», как к совершенно особенному выражению, проявляли и другие иностранцы, бывавшие в России. Например, французский писатель XIX века Арман Сильвестр называл его «страдательно-терпеливым девизом русского народа».


@темы: Вавилон-18 по-русски

14:01 

Оригинал взят у в Блатной жаргон в литературном языке
По мотивам нескольких разговоров в сети.

Уважаемые граммар-наци и ревнители чистоты языка, вынужден поставить вас перед печальным фактом: язык меняется. Любой живой язык меняется, и даже неживой меняется тоже. Не меняется только язык, на котором вообще никто не разговаривает. Вот готский, кажется, не поменялся за последние пятьсот лет, с тех пор, как в Крыму вымерли последние его носители. А латынь поменялась. Ничего не поделаешь, «tempora mutantur et nos mutamur in illis». Или, как поет нынешний нобелевский лауреат, «The times they are a-changin'». Появляются новые реалии - нужны новые слова, чтобы о них говорить.

И понятно, что лексический уровень меняется сильнее прочих. Одни слова устаревают, другие появляются, третьи с периферии, из сленга и жаргонов, втягиваются в область литературного языка и перестают восприниматься как «груб.», «разг.» или «простореч.» Блатного жаргона это тоже касается.

Разумеется, блатному жаргону стать частью литературного языка сложнее, чем какому-нибудь молодежному сленгу. Бунтующие подростки вырастут, станут взрослыми и культурными, и их модные молодежные словечки вслед за ними незаметно прошмыгнут в речь культурной, образованной прослойки общества, как собачонка в гостиную вслед за хозяйкой. Носитель блатной фени законодателем литературных норм может стать в исключительных случаях, в уникальной исторической ситуации (как, например, у нас в девяностые, когда, с одной стороны, бывшие бандиты отваливали бабла на культуру и образование, а с другой - культурные и образованные люди учились говорить на языке бандитов, чтобы нормально с ними взаимодействовать). Но в целом блатная феня - по-прежнему маркер «всего плохого» и в приличном обществе неприемлема. А выжившие бандиты успешно переучились и почти не палятся. Но отдельные словечки в любом случае рано или поздно проникают в литературную норму.

Вот, например, мой учитель перевода (1946 года рождения, уроженец Казани - чтобы был понятен контекст) терпеть не мог слова «наверняка». «Есть же нормальное русское слово «наверно», - говорил он. - Откуда, вообще, взялся этот воровской «верняк»?» И надо вам сказать, что первые несколько лет я добросовестно писал в переводах вместо «наверняка» - «наверно». Пока не убедился, что вообще-то «наверно» безнадежно устарело. И чуть ли не каждый первый носитель языка путает его с «наверное». Что, согласитесь, не одно и то же. И, собственно, именно поэтому «воровской «верняк» и прижился в литературном языке. Чтобы развести две модальности: уверенность и неуверенность. И не думаю, что кто-то из вас такой пурист, что ощущает в «наверняка» его блатное происхождение. (Хотя словари по-прежнему в один голос утверждают, что «наверняка» - разговорное).

А вот есть еще такое замечательное слово - «втихаря». И есть у популярной в народе группы «Любэ» такая строчка: «Про себя втихаря помолюсь». От которой среднего носителя языка, по идее, должно передернуть. Потому что «втихаря» можно... ну я не знаю... стырить что-нибудь. Крем с торта слизать. Гадость ближнему сделать. Молиться «втихаря» как-то неудобно. Молиться можно «тихонько», «вполголоса», как-нибудь еще. А автору песни уже нормально. Для него «втихаря» не ощущается как «сниженное», «блатное», «грубое». Для него это нормальное слово, уместное в высокой лирике. И предполагаю, что уже не только для него. Дальнейшая судьба этого слова пока под вопросом. Поживем - увидим.

А вот есть еще совсем не замечательное слово «зашквариться». И производное от него «зашквар». Которое как раз автор песен группы «Любэ» вот так походя употреблять, наверно, не стал бы. Потому что он, как и весь его социальный слой, прекрасно знает, что это слово означает, и сознает, что за употребление таких словечек всуе можно не только в зубы схлопотать, но и нож под ребра. Зато у молодого поколения из интеллигентной среды, у тех, кого сейчас называют «хипстерами» (а они на это, кажется, уже обижаются), это слово в большом ходу. И употребляют они его совершенно непринужденно и по любому поводу - «Уй, блин, зашква-ар!», «Ничоси ты зашкварился!» Некоторые не знают, что оно означает. Некоторые знают - но ничего особенного или оскорбительного в нем не видят. Для них это слово абсолютно оторвалось от своих корней и означает просто неловкую ситуацию. Может быть, через пару лет они от него откажутся и словечко забудется. А может быть, и войдет в обыденное просторечие, как вошло, скажем, слово «козел», блатное значение которого давно уже забылось, и ни одна интеллигентная дама в соответствующей ситуации им не побрезгует: не мат же, в самом деле!

Так что блатная феня по-любому протыривается в литературный язык, нравится нам это или нет. Тут уж ничего не поделаешь. «The times they are a-changin'».


@темы: Вавилон-18 по-русски

17:25 

28.03.2017 в 15:06
Пишет Ingris:

Неопределенный артикль русского языка
Утащено у Аглая.

povezlo: Экзаменационный билет в американской школе разведки:
Перед каким словом в вопросительном предложении – "мужики, кто крайний за пивом?" – надлежит ставить неопределенный артикль "бля"?

SvetaSL: Да, собственно, везде:
— Бля, мужики, кто крайний за пивом?
— Мужики, бля, кто крайний за пивом?
— Мужики, кто, бля, крайний за пивом?
— Мужики, кто крайний, бля, за пивом?
— Мужики, кто крайний за пивом, бля?
Но, конечно же будет:
— Мужики, бля, кто, бля, крайний за пивом, бля?

ptitzin: На самом деле все зависит от того какую дополнительную информацию ты хочешь сообщить очереди.
Разберем ваши варианты:
1. Какая очередь длинная–то. Ну ничего, постою с мужиками.
2. Вот ведь выстроились тут, а я думал не будет очереди. Как я вас ненавижу, алкашей.
3. Ну вот ведь, конец очереди не найдешь. Ровно в очереди стоять не можете.
4. Ох, ну хот пиво есть. Хотя я предпочел что покрепче
5. Максимально нейтрально. Мужики, я свой.
Последний вариант, если произносить с паузами:
Мужики, очень херово, пропустите без очереди.

:ps: Сам анекдот старый, а вот его толкования в первый раз вижу и обоснуй в них таки есть. У меня сие усилительное слово ассоциировалось с древнегреческим куда попало встающим и непереводимым словечком δ, оно же δὲ...

URL записи

@темы: Вавилон-18 по-русски

11:11 

Оригинал взят у в ЗвОнит - это тоже правильно!?


Меня очень часто особо педантичные люди поправляют со словом "звонить". Оно стало каким-то эталоном грамотности. Да, я машинально всегда говорю "коллега звОнит по телефону", "вон телефон у кого то звОнит", "почему то Сергей мне не звОнит", "ты мне позвОнишь завтра?" и считаю, что мучить себя и напрягаться вспоминать куда там ставить ударение это дико. Вот например есть же примеры, где общепринятыми являются несколько вариантов - матрас/матрац или тоннель/туннель. В конце концов есть грамматические ошибки (-тся, -ться) или там "а" и "о" перепутать, а есть устоявшиеся уже словообразования.

Филологи Гуманитарного института Новосибирского государственного университета составили рейтинг десяти самых популярных, на их взгляд, ошибок в устной и письменной речи.

читать дальше

@темы: Вавилон-18 по-русски

18:10 

Оригинал взят у в Паукообразный хер
Знаете ли вы, что такое паукообразный хер?

Вы, наверное, и представить это себе боитесь.

А вот что.


@темы: Вавилон-18 по-русски

08:48 

Оригинал взят у в Либроанатомия от РГБ. Ж — жуковины


В более общем значении жуко́вины (жуко́винья, жико́вины) — это драгоценные камни, а также перстни с камнями или печаткой, кольца.



@темы: Арагарта, Вавилон-18 по-русски, камешки, рай библиомана

13:23 

Оригинал взят у в Гиперкоррекция
Для справки.



Продолжаем лингвистические изыскания и сегодня поговорим об очень интересном, на мой взгляд, лингвистическом явлении - гиперкоррекции (или гиперкорректности).
Гиперкоррекция - это стремление говорящего применять в речи языковые правила там, где они неприменимы.Часто это результат неуверенности в правильности своей речи, будь то речь родная или иностранная. Когда мы не уверены, что говорим правильно, или хотим "повысить статус" нашей речи, заговорить "высоким штилем", мы пытаемся впихнуть в речь конструкции, воспринимаемые нами как "более престижные или правильные". Часто с плачевным результатом.
Гиперкоррекция - частое явление в речи человека, говорящего на неродном языке. Например, в английской речи русскоязычных (своей в том числе) я нередко замечаю злоупотребление определенным артиклем the. Мы знаем, что он часто нужен, не всегда чувствуем, где именно он нужен, и на всякий случай тычем его и где надо, и где не надо.
В английском же, даже носители, выучив, что правильно говорить не "you and me went to school", а "you and I went to school", переносят это правило и на предложения, в которых данные местоимения являются объектом (дополнением), а не субъектом (сказуемым) - "this is a present for you and I" вместо "...for you and me". Потому что не привыкли к использованию разных падежных форм. То же происходит и с путаницей между who и whom.
Гиперкоррекция часто бывает не лексической, а фонетической. Например, в русском иногда палатализируют (смягчают) согласные перед "е" в заимствованных словах, перенося правило с русских слов - по обычным правилам, например, слово "бижутерия" должно было бы писаться как "бижутэрия"; это слово заимствованное, поэтому там написано "е"; несмотря на это, "т" должно произноситься твердо.
Еще я как-то в одном сообществе увидела чудное слово "невежлего". Автор, видимо, знал, что слово, которое слышится как "иво", правильно писать "его", ну и сгиперкорректировал легитимное окончание "иво" в другом слове, на всякий случай. К подобной гиперкоррекции можно отнести и конструкты наподобие "сложнова-то".
Резюмируя - гиперкоррекция это когда нам смутно кажется, что что-то в нашей речи (или тексте) не так и надо как-то выразиться "покрасивее". Подумайте, прежде чем применять правило, в котором вы не уверены (с речью это сделать сложнее) - может, текст как раз ухудшится от ваших усилий "сделать красиво и правильно".
Ну, разве что вы хотите умышленно использовать неправильную форму (например, "заговорить на олбанском", намеренно использовать форму "-цца" вместо "-ться" и т.д.). Тогда это уже не гиперкоррекция, а совсем наоборот - эрратив. Который еще называется прекрасным словом "какография". :)

@темы: Вавилон-18, Вавилон-18 по-русски

На тихом перекрестке

главная