Записи с темой: Книги (список заголовков)
10:38 

В Швамбрании мы обитали на главной улице города Драндзонска, в бриллиантовом доме, на 1001-м этаже. В России мы жили в слободе Покровской (потом город Покровск), на Волге, против Саратова, на Базарной площади, в первом этаже.

В открытые окна рвалась визгливая булга торговок. Пряная ветошь базара громоздилась на площади. Хрумкая жвачка сотрясала торбы распряженных лошаденок… Возы молитвенно простирали к небу оглобли. Снедь, рухлядь, бакалея, зелень, галантерея, рукоделье, обжорка… Тонкокорые арбузы лежали в пирамидках, как ядра на бастионах в картине «Севастопольская оборона».

Картина эта шла за углом в синематографическом электротеатре «Эльдорадо». Кинематограф всегда окружали козы. У афиш, расклеенных на мучном клейстере, паслись целые стада.

От «Эльдорадо» до нашей квартиры шла так называемая Брешка, или Брехаловка. Вечерами на Брехаловке происходило гулянье. Вся Брешка — два квартала. Гуляющие часами толкались туда и назад, от угла до угла, как волночки в ванне от борта до борта. Девчата с хуторов двигались посередине. Они плыли медленно, колыхаясь. Так плывут арбузные корки у волжских пристаней. Сплошной треск разгрызаемых каленых семечек стелился над толпой. Вся Брешка была черна от шелухи подсолнухов. Семечки называли у нас «покровский разговор».

Вдоль Брешки рядом стояли парни в резиновых ботах, напяленных на сапоги. Парни шикарно согнутым мизинцем снимали с губ гирлянды налипшей скорлупы. Парни изысканно обращались к девчатам:

— Спозвольте причепиться. Як вас по имени кличут… Маруся чи Катя?

— А ну не замай… Який скорый! — отвечала неприступная. — Ну, хай тоби бис… чипляйся.

И целый вечер грузно толкалась перед окнами грегочущая, лузгающая хуторская Брехаловка.

А мы сидели в темной гостиной на подоконнике. Мы глядели на полутемную улицу. Мимо плыла Брешка. А на подоконнике воздвигались невидимые дворцы, воздушные замки, распускались пальмы, неслышная канонада сотрясала нас. Разрушительные снаряды нашего воображения рвали ночь. Мы расстреливали со своего подоконника Брешку. На подоконнике была Швамбрания.

Базарная площадь
1. Базарная площадь


два поста со старыми фото города humus.livejournal.com/6259021.html


@темы: 20 век: Россия и вокруг нее, книги

10:37 

Римская Империя и тот прогресс, который она принесла человечеству, привели к тому, что идея империи - единого государства, объединяющего цивилизованные народы - стала весьма популярна в Европе. Через три века после падения Рима франки попытались объединить Западную Европу в страну, которая достигла пика при Карле Великом, но пришла в упадок к концу IX века. И тогда в Западной Европе начались лихие 900-е. Это было время междоусобиц, разрозненности, нестабильности и дикости. Местные царьки и князья свергали и ослепляли друг друга, римские папы отлучали и душили один другого, но посреди этого бардака толковый германский правитель Оттон сумел объединить многие европейские земли в Священную Римскую Империю.

И хотя много веков спустя Вольтер остроумно съязвит, что эта страна не была ни священной, ни римской, ни империей, тем не менее, нечто общее с Римом у неё было. И это не фантомное право на правление Европой, а безобразная римская система счисления. В те времена в Европе ещё не знали арабских цифр, а все подсчёты велись цифрами римскими. К примеру, Оттон короновался в CMLXII году, по-нашему в 962. Нормальный человек может читать, складывать и при определённой сноровке вычитать римские цифры. Умножение потребует уже серьёзных усилий, а что касается деления... ave, Caesar, morituri te salutant.

Вы когда-нибудь пробовали управлять империей, не имея возможности нормально считать?! Вот, и Оттон был от подобной ситуации не в восторге. На его счастье примерно в 940 году, посреди полудикой Франкии, в крестьянской семье родился гениальный мальчик по имени Жербер. Про его детство ничего достоверно не известно, но мы знаем, что подростком он вступил в небольшой монастырь в Орийяке, а монастыри в те годы были оплотами грамотности. Способности Жербера настолько впечатлили настоятеля монастыря, что он попросил заехавшего туда барселонского графа Боррелля Второго взять юного монаха с собой в Испанию. А Испания в те времена была центром цивилизации, поскольку там находился Кордовский халифат, где хранились труды арабских математиков и астрономов, а также переводы античных учёных.

Халифат был полной противоположностью тому, что в наши дни называют этим словом. Халифом в Кордове тогда был аль-Хакам Второй - покровитель наук и искусств, а также собиратель книг: его библиотека насчитывала полмиллиона томов и свитков. Для пополнения библиотеки, халиф организовал группу переводчиков, состоявшую из христиан и мусульман, переводивших античные рукописи на арабский. В общем, Халиф был толерантен и просвещён. Сам он был открытым гомосексуалистом и содержал мужской гарем. А чтобы продолжить династию, он женился на женщине-трансвестите, которая получила от него мужское имя, право носить мужскую одежду, и родила ему двух сыновей.

читать дальше burrru.livejournal.com/116347.html

@темы: Арагарта, книги, наука в истории

13:26 

12.10.2018 в 11:38
Пишет Хозяйка книжной горы:

Всллед за героями книг... Часть 7
"...Атос условился с Портосом и Арамисом отправиться в кабачок около люксембургских конюшен и поиграть там в мяч. Он пригласил д'Артаньяна пойти вместе с ними, и тот согласился, хотя и не был знаком с этой игрой...
Портос и Арамис были уже на месте и перекидывались для забавы мячом. Атос, отличавшийся большой ловкостью во всех физических упражнениях, встал с д'Артаньяном по другую сторону площадки и предложил им сразиться. Но при первом же движении, хоть он и играл левой рукой, он понял, что рана его еще слишком свежа для такого упражнения. Д'Артаньян, таким образом, остался одинчитать дальше
"
Вы наверняка помните эту сцену из "Трех мушкетеров" и помните, что после нее последовала очередная стычка со сторонниками кардинала Ришелье, один из которых посмеялся над испугом д'Артаньяна. Возможно, читая роман вы еще удивлялись, как неразумно мушкетеры поделили пары для игры: с одной стороны два здоровых опытных игрока, а с другой -- раненный и новичок, который в результате и вовсе остается в одиночестве. "Ну, кто так делает?" -- наверняка удивлялись вы.
Да, логическое мышление было не самой сильной стороной мушкетеров, но вы прощали их в ожидании приключений. И совсем не задумывались, а что это за игра в мяч, о которой писал Дюма.
А зря, потому что в переводе дается неточное название игры. Дюма использовал термин "paume", то есть речь шла о Jeu de Paume (жё-де-пом -- игра ладонью), которая являлась предшественницей тенниса.
Да, представьте себе, мушкетеры играли в теннис. И в семнадцатом веке уже несколько веков играли не ладонью, а ракеткой, хотя и старые традиции тоже кое-где сохранялись. С одиннадцатого века, когда во Франции впервые была зафиксирована эта игра, предшественница тенниса прошла долгий путь развития от народной игры до любимой игры дворянства и даже королей. Уже в тринадцатом веке в Париже было три десятка ремесленников, которые производили теннисные мячи. В пятнадцатом веке появились первые профессиональные теннисисты, которые играли на деньги. Один из первых трактатов по теннису был опубликован в шестнадцатом веке. Автором был священник.
Впрочем, кого только не было среди любителей тенниса. К примеру, ювелир и скульптор Бенвенутто Челлини. Дюма не мог пройти мимо этого факта, поэтому в романе "Асканио" одной из причин, по которой скульптор просил у короля Франциска Большой Нельский замок, была не только необходимость в просторной мастерской, но и наличие в замке прекрасного зала для игры в мяч (жё-де-пом).
читать дальше

URL записи

@темы: книги, история игр и игрушек

11:04 

11.10.2018 в 00:10
Пишет Оладушка:

Топ авторов девятьсот тринадцатого


Отсюда

Жительница Красноярска Юлия Солонец нашла отчёт библиотеки Сибирской железной дороги в Томске и опубликовала на странице в Facebook список авторов, которых больше всего любили в начале XX века. Напротив каждой фамилии — количество томов, которые взяли посетители библиотеки в 1913 году.

20 самых популярных авторов 1913 года

1. Лев Толстой — 1 689 томов

На первом месте — гроза русских школьников. И это неудивительно. Львом Николаевичем зачитываются до сих пор.

2. Александр Амфитеатров — 1 086 томов

Вряд ли кто-то сейчас без «Википедии» скажет, что написал Амфитеатров. А написал он немало: около 30 романов, множество рассказов и публицистических работ. Почему его не читают сейчас, в принципе, понятно: романы «Виктория Павловна» и «Дочь Виктории Павловны» были интересны современникам, но теперь совсем другие герои.

3. Анастасия Вербицкая — 1 015 томов

Автор мегапопулярных романов о женщинах, их роли в обществе и тяжёлой судьбе, конечно. Её произведения ещё на пике моды критиковали, а после революции они стали просто не нужны.


4. Василий Немирович-Данченко — 911 томов

Плодовитый автор, путешественник и корреспондент, который много писал о своих странствиях и военных событиях.

5. Фёдор Достоевский — 902 тома

Достоевский отстал от Толстого, но вошёл в пятёрку самых популярных литераторов начала XX века. Самое время вспомнить о нём и прочитать что-то за рамками обязательной программы.

6. Антон Чехов — 829 томов

Один из самых популярных и известных русских писателей, которого очень ценят во всём мире. Полезно читать и перечитывать.

7. Иван Мясницкий (Барышев) — 790 томов

Сатирик, автор рассказов и комедийных пьес, которые веселили его современников, но быстро вышли из моды и стёрлись из памяти.

8. Игнатий Потапенко — 776 томов

Писал много и был невероятно популярен у широкой публики, но не оставил произведений, которые читали бы через 100 лет.

9. Генрик Сенкевич — 753 тома

Польский писатель, который прославился масштабными историческими романами. Их читают до сих пор и даже экранизируют.

10. Всеволод Соловьёв — 731 том

Всеволод Соловьёв написал множество исторических романов о России. Но изучают больше творчество его брата, философа Владимира Соловьёва.

11. Евгений Салиас — 696 томов

Писал приключенческие романы о царях и сильных мира сего в исторических декорациях. Был невероятно популярен, но полностью забыт.

12. Дмитрий Мамин-Сибиряк — 670 томов

Сейчас читают только его очерки о природе и сказки для детей, а произведения для взрослых о том, как менялась жизнь после революции, забыты.

13. Максим Горький — 590 томов

Горький был одним из тех новых авторов, которые вытеснили Амфитеатрова и Потапенко с полок книжных магазинов и из памяти читателей.

14. Иван Тургенев — 559 томов

Читают Тургенева в основном в школе. Тургеневских девушек помнят потом всю жизнь. А вы помните, о чём ещё он писал?

15. Николай Лейкин — 552 тома

Юморист и сатирик, его книги много раз переиздавали до революции и даже запрещали переводить. Но юмор проверку временем не прошёл.

16. Леонид Андреев — 551 том

Модный и таинственный автор, писавший произведения «не для всех».

17. Иван Гончаров — 498 томов

После выпускного читать русских классиков куда интересней, чем на уроках литературы. Честно. Тем более что Гончаров писал не только о трудных взаимоотношениях дворянства.

18. Казимир Баранцевич — 409 томов

Описывал в основном жизнь простых людей и считался одним из самых пессимистичных авторов.

19. Ольга Шапир — 408 томов

Писала для женщин о женщинах, семье и любви, а заодно участвовала в общественной жизни и была активной феминисткой. Полностью забыта.

20. Александр Островский — 371 том

Есть мнение, что пьесы лучше смотреть. Тем более что Островского активно ставят до сих пор. Зато чтение не навязывает режиссёрскую точку зрения на произведение.

От Оладьи: не знаю пять имён, а не читала и вовсе шестерых из списка. Но насчёт "полностью забытых" и "никому не нужных" остальных автор поста явно погорячился.

URL записи

@темы: книги, 20 век: Россия и вокруг нее

13:05 

Анна Коростелёва. Цветы корицы, аромат сливы
Самиздат, 2009

Терзает меня искушение начать разговор об этой книге упоминанием того факта, что знакомы с ней столь многие, что можно сказать: «почти все». Но говорить так не буду, чтобы нечитавшие не ощутили себя обделёнными. Впрочем, ничто не мешает приобщиться, благо это бесплатно.

Между тем, с «Цветами корицы, ароматом сливы» не всё так просто, как кажется. Начать с того, что время действия этого произведения было отнесено на год вперёд от времени написания. То, что сегодня воспринимается как должное, тогда казалось странным совпадением*. Во-вторых, несмотря на распространённое мнение, это всё-таки повесть, а не роман: здесь один главный герой и одна центральная сюжетная линия**. В-третьих, как и «Школа в Кармартене», «Цветы корицы» до сих пор не издавались «типографским способом» — во всяком случае, официально, с разрешения писательницы. Потому что, несмотря на обилие желающих издать и заработать на этом, никто до сих пор так и не смог внятно объяснить Анне Александровне, какой ей смысл выпускать книгу на бумаге. Возможно, в будущем найдутся грамотный издатель с хорошим художником — и вместе с автором они создадут, например, богато иллюстрированный артбук, в котором иллюстрации дополнят авторский текст... А пока что электронного издания достаточно, чтобы любой заинтересованный читатель познакомился с «Цветами корицы». Книга, в любом случае, существует. Людей, читавших и цитировавших её, хватает. И как бы ни хотелось назвать их «субкультурной тусовкой», это определение не соответствует действительности: чересчур велико и разношерстно сообщество почитателей таланта.

дальше здесь krupaspb.ru/zhurnal-piterbook/retsenzii/rassell...


@темы: книги

11:05 

Сегодня «Сказку о царе Салтане» отнесли бы к жанру стёба. Безо всяких оговорок. Сказки Пушкина – это если и не аналог знаменитого многотомного прогона про Штрилица («За окном шел дождь и рота красноармейцев…»), то очень близки к этому.



Нет, в самом деле, аналогия почти полная. Берется бешено популярное в народе культовое произведение и пишется всякая забавная хрень про персонажей из него. Тут некоторые вспомнят "Повесть о царе Шахрамане, сыне его Камар аз-Замане и царевне Будур" из "1001 ночи" (почти полная аналогия с официальным названием сказки Пушкина «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеде») – но будут неправы! Речь вовсе не об арабских сказках.

Как мне верно объяснили когда-то умные люди, основой и для «Салтана», и для «Золотого петушка» стала наипопулярнейшее народное чтиво, бестселлер XVII века, напалмом жгущий палп-фикшен того времени «Сказка о славном и храбром богатыре Бове королевиче и о прекрасной королевне Дружневне; и о смерти отца его Гвидона». Вот оттуда Пушкин и наворовал чуть не всех своих персонажей - и Салтана, и Гвидона, и Додона, и Чернавку.

В сказках Пушкин, по сути, просто стебался, он вообще был изрядный приколист и лоботряс. vad-nes.livejournal.com/569255.html

@темы: книги

13:57 

60 пьес в год! а сколько мы помним?

Грустная сказка

Еще перед премьерой "Женщины-змеи" труппа Сакки, дела у которой шли всё лучше и личше, перебралась из Театро ди Сан-Самуэле в более просторный Театро ди Сан-Джованни Кризостомо. Обезумевшие от жадности актеры требовали от Гоцци шестьдесят пьес в год, как до того сочинял Гольдони, но драматург показал им фигу и объяснил, что божественную искру надо расходовать с бережливостью, иначе пшикнет и улетит. И взял за правило сочинять только по две новые пьесы в сезон - так у публики сохранится интерес и не появится пресыщение. Тем паче что подмостки других венецианских театров наводнили фантастические сказки, откровенно подражавшие манере Гоцци - и даже сам Гольдони в Париже унизился до того, что прислал в родной город фьябу "Добрый дух и злой дух", которая имела успех на театре, и которую Гоцци в своих мемуарах похвалил.


У "Зобеиды" нынче не самая счастливая судьба - ставят ее редко...

( Читать дальше... )

@темы: книги

19:13 

29.09.2018 в 17:30
Пишет Нари:

Гильдестерн в Москве бывал. А Розенкранц?
Отписка царям Новгородскаго воеводы князя Федора Урусова, о неимении достаточнаго количества денег на дачу едущим в Москву Шведским послам Кондратию Гилденстерну с товарищами, вместо поденнаго корма и питья, по 80 ефимков на день. 19 февраля
1684 года.

Дополнение к актам историческим. Т. 11. – № 16.

URL записи

@темы: книги

18:26 


По клику работы на тему визуализации фантастической техники из произведений Жюля Верна.... borianm.livejournal.com/942477.html

@темы: книги

13:06 

07:14 

05.09.2018 в 23:15
Пишет Sindani:

05.09.2018 в 01:56
Пишет Jake Enotoff:

самая пессимистическая
...Русская литература – самая пессимистическая литература Европы; у нас все книги пишутся на одну и ту же тему о том, как мы страдаем, – в юности и зрелом возрасте: от недостатка разума, от гнёта самодержавия, от женщин, от любви к ближнему, от неудачного устройства вселенной; в старости: от сознания ошибок жизни, недостатка зубов, несварения желудка и от необходимости умереть.

Каждый русский, посидев «за политику» месяц в тюрьме или прожив год в ссылке, считает священной обязанностью своей подарить России книгу воспоминаний о том, как он страдал. И никто до сего дня не догадался выдумать книгу о том, как он всю жизнь радовался. А так как русский человек привык выдумывать жизнь для себя, делать же её плохо умеет, то весьма вероятно, что книга о счастливой жизни научила бы его, как нужно выдумывать такую жизнь.

М. Горький "В.И. Ленин"

URL записи

URL записи

@темы: книги

18:21 

Мне тут добрые люди подарили пратчеттовских "Монструозов" на французском, и я, естественно, сразу кинулся смотреть, как переведены всякие игры слов и прочие языковые фишечки. Всегда интересно, что и по какой логике увидел другой переводчик - и где вы совпали, а где нет.
"Полли Перкс", надо сказать, во французском варианте превратилась в Margot Barrette. Марго - видимо, потому что было нужно "типичное простое женское имя", а для французов, возможно, Марго "проще" Полли/Полины (ну, к примеру, как для англоговорящего сто раз абсолютно типичным и обиходным может быть имя "Агнес" или "Элис" [подставить нужное], а для нас оно таковым не является). По какой логике Perks превратилось в Barrette, я, впрочем, пока не понял. Имена прочих "монструозов" тоже переведены почти все (значит, я не ошибся, что они значимые :)) "Кувалда" Холтер (Holter Tonker) превратилась в Лису Licou Biroute, а "Дылда" Гум (Lofty Goum) в Goum Pignole. Ваймса, надо сказать, перевели как Vimaire. Vimes-Vines / Vinaire-Vimaire?..
До финала еще не долистал. Интересно, как переводчик там выкручивается в речи некоторых персонажей с родовыми окончаниями, которые во французском есть (у прилагательных и причастий, например). Подозреваю, что просто поубирал. tal-gilas.livejournal.com/345476.html

@темы: книги, Вавилон-18

15:56 

21:07 

Из-за смены пола Багирой, кстати, периодически всплывают некоторые несуразицы - так, в главе "Весенний бег", например, у Киплинга "Багир" собирается пойти по бабам, а Маугли злится, что все его друзья занялись какой-то ерундой. В русском же варианте, из-за смены пола, ревность Маугли приобретает некий зоофильский даже характер.

Но сделать уже ничего нельзя - Багира в русской культуре навсегда останется женщиной.

Спасибо двум женщинам: переводчице Нины Дарузес, чье переложение Киплинга стало классическим, и, особенно, актрисе Людмилы Касаткиной, озвучившей в советском мультфильме пантеру так, что та на долгие годы стала эталоном эротично-грациозной женственности. Если погуглить, слово "Багира" в русскоязычном секторе услуг приватизировано салонами красоты, женскими фитнесс-клубами и, пардон, интим-салонами.



Киплинг был бы очень удивлен, да.

Но вот что важно - как выяснилось, с научной точки зрения "самовольство" Нины Дарузес, сменившей пантере пол, более чем оправдано...

@темы: книги, имена, Вавилон-18

15:19 

У уважаемого френда есть целая рубрика "служба утерянных цитат", вот мне тут тоже понадобилась помощь экспертов.

Понадобилось найти исходный источник расхожей английской фразы о том, что имя леди может появиться в газетах только в трех случаях: рождение, свадьба, смерть. Спросила общественность в фейсбуке.
Смешно, но очень многие написали, что я ошибаюсь, и на самом деле это фраза про джентльмена, и происходит она из фильма "Кингсмен": A gentleman's name should only appear in the newspaper 3 times in his life: when he's born, when he gets married, and when he dies.



Про "на самом деле" это смешно. Вот что значит, смотреть фильм и не знать подтекстов, которые вышучиваются. Те, кто вырос на детективах, как раз понял сразу эту шутку из фильма, пародирующую фразу про леди. (НБ, кто не понимает: имена джентльменов, наоборот, должны появляться в газетах -- они служат королю, спасают родину, получают ордена, выступают, в конце-концов, в парламенте).

Так откуда фраза про леди-то?
( Читать дальше... )

@темы: книги

08:03 

10 папирусов, изменивших представление о древнегреческой литературе polit.ru/article/2016/05/21/ps_papyri2/

@темы: книги, античность, Арагарта

12:59 

Знаете ли вы, что новеллам о Фантомасе, по которым снят легендарный фильм (и не один) предшествовал спортивный детектив? Назывался он “Рур”, печатался в газете “Авто” и предназначался для рекламы автомобилей и шин фирмы “Дюкасбль”. А также для “закрывания дыр” при нехватке материала. Пятая часть полосы в течение 80 дней ежедневно! Мечта любого писателя.

Что касается стиля самого романа, то, конечно, кич — и это очень важно. На страницах этого небезынтересного с точки зрения маркетинга произведения были опробованы те приемы, которые “сделают” целое направление новой авантюрной литературы: и кинематографическая динамичность повествования, и черный юмор, и смешение жанров — мелодрамы и трюкачества, цинизма и наивности волшебных сказок, науки и абсурда. При этом ”скелет” романа все же верен старой доброй традиции.



Ну, а теперь самое время для этой старой доброй традиции. Новеллы о Фантомасе, которые большинство из нас знает по замечательному пародийному сериалу 1960х с моими любимыми Жаном Маре и Луи де Фюнесом, появились в конце 1900х.


На самом деле он не зелёный. Хотя никто не знает, какого цвета его лицо! И почему оно такое. Что случилось с этим человеком, который стал монстром, приводившим в трепет весь Париж! Об этом как раз один из романов: La colère de Fantômas (1911 или 1913 г)
( Читать дальше... )

@темы: книги, фильмы

08:26 

В наших переводах рассказ так и называют - Окно во двор

Классика


«Окно во двор» — детективный кинофильм Альфреда Хичкока, снятый в 1954 году
по рассказу Корнелла Вулрича «Наверняка это было убийство».
Главные роли исполнили Джеймс Стюарт, Грейс Келли и Телма Риттер.





Альфред Хичкок и Джеймс Стюарт - «Окно во двор» (1954)


Ныне считается одним из лучших и самых удачных фильмов Хичкока. Четыре номинации на премию
«Оскар», входит в список 250 лучших фильмов по версии IMDb. Американским институтом
киноискусства признан одним из величайших детективов и триллеров в истории



@темы: книги, фильмы

17:20 

21.08.2018 в 15:45
Пишет Sindani:

в комментах ишшо и оно шикаааарное
20.08.2018 в 18:31
Пишет Моргаер:

Наткнулась вчера на прекраснейшую вариацию на тему " Трое из Простоквашинно"
(По старой "удалят страницу, потом опять фиг найдешь" привычке перетащу сюда).
Очень рекомендую! Интересный сюжет с неожиданными поворотами, годным юмором и периодической крипотой в духе Лавкрафта.

1. Дядя Фёдор
У одних родителей мальчик был. Звали его дядя Фёдор. Вообще-то, папа назвал его Данталион Набериус Фурфур, а документы от мамы спрятал. Когда мама узнала, то очень обиделась, потому что через это имя очень уж неприятная история произошла. После неё она на полгода уехала в Африку, изучать ритуалы шаманов племени Водаабе.

А потом ничего, вернулась и даже папе в подарок привезла маленькую игрушечную голову африканского негра, а дяде Фёдору — костяное копьё и деревянную маску, только с копьём ему играть нельзя было, а внутри маски голос бубнил что-то непонятное по-африкански, так что скоро мальчику подарок надоел.

Дядя Фёдор был мальчик серьёзный и самостоятельный. В четыре года он читать научился, а к шести выучил латинский язык, потому что в папиной библиотеке все самые интересные сказки были на латыни. Особенно хорошо дяде Фёдору давались геометрические построения из папиных книжек. Правда, мама и папа этому не верили, а думали, что серой пахнет, потому что дядя Фёдор со спичками играл.

И всё было хорошо, но мама животных не любила, особенно всяких кошек. Про кошек она всегда вспоминала, когда купальники выбирала, обязательно с закрытой спиной.
А однажды было так. Идёт себе дядя Фёдор по лестнице и бутерброд ест. Видит – на окне кот сидит. Большой-пребольшой, чёрный-пречёрный. Кот говорит дяде Фёдору:

— Неправильно ты, дядя Фёдор, бутерброд ешь. Ты же построение для призыва Андромелеха заготовил, а перед ритуалом месяц поститься надо.

Дядя Фёдор ещё разок от бутерброда откусил и коту протянул.

— Ты сам колбасу-то попробуй. Её в вегетарианской столовой можно подавать. А откуда ты про ритуал знаешь?

Кот колбасу прожевал и ответил:

— Так я на чердаке живу. И как ты свои пентакли на крыше перекладываешь мне хорошо видно. Дрянь, кстати, колбаса. И пентакли ты сориентировал неверно. Ты их на Пёсью звезду направил, а надо на Царскую.

— Я их вообще на Останкинскую телебашню наводил. И кусочек штукатурки от стены башни у адамовой головы положил.

— Это за что ты их так не любишь?

— Там какой-то профессор выступал. Очень маму мою ругал, а мне за маму обидно. Хочу, чтобы и им за что-нибудь обидно было.

— Похвально,— кивнул кот,— но только ты, дядя Фёдор про заземление башни не подумал. Или ты решил, что её поверх капища просто так поставили?

— Так что, не сработает ритуал?

— Сработает. Но отдача в другую сторону пойдёт. Знаешь закон невозрастания деструдо по симпатическому контуру?

— Знаю, но я его не понял, там сплошные крючки математические.

Кот только и смог, что лапой себя по лбу хлопнуть.

— Беда. Но ничего. Телевизор у вас в доме есть?

— Есть. Цветной.

— Не будет. И у соседей не будет. И во всём доме тоже не будет. И скорее всего, во всём квартале до самой электрической подстанции.

— А ты откуда всё это знаешь?

— Я уже думал, ты спросишь, как я говорить научился… Я у профессора одного жил, он как твой папа, древние языки изучал. Я у него был за фамильяра.

— А что же ты от него сбежал?

— Про призыв Ирвена что-нибудь читал? И я читал. А он думал, что я не читал, и что меня можно так просто в круг заманить.

— И что случилось?

— Сам в круг упал. Порвал его Ирвен, буквально, как Тузик грелку. Меня тоже хотел порвать, но профессор защитные построения хорошо делал.

— Слушай, кот, а пошли ко мне жить! Я тебя кормить буду, а ты меня будешь учить.

Кот засомневался:

— Мама твоя меня выгонит.

— Ничего, не выгонит. Может, папа заступится.

— Твой папа лимит маминого терпения исчерпал, когда первенцу придал сразу три демона-хранителя.

— Кому придал?

— Первенцу. Тебе, то бишь. Или ты думаешь, что ты от природы у нас такой талантливый?

— Пойдём,— взмолился дядя Фёдор,— ну что они тебе сделают?

— Мне в алфавитном порядке перечислить, что они могут со мной сделать?— буркнул кот,— веди давай. Только не забудь пригласить меня в свой дом.

И пошли они к дяде Фёдору. Кот поел и дядя Фёдор его спрятал: он хоть и один был у родителей, а кровать у него была двухэтажная. Вот он кота на второй этаж, к разным коробкам и мешкам и положил. Кот там до самого вечера спал как барин.

А вечером папа с мамой пришли. Мама как вошла, сразу и сказала:

— Кто-то охранный коврик заклинал. Не иначе как дядя Фёдор кота притащил. И пепла в прихожей нет… Сам догадался вслух пригласить или кто надоумил?
читать дальше

2. Деревня

3. Новые заботы

4. Клад

5. Покупка

6. Воронёнок

7. Полезный трактор

8. Мандрагора цветёт

Продолжение в комментариях.

URL записи

URL записи

@темы: книги

14:32 

Алиса Селезнёва: секреты успеха

Разбираю, почему Булычёв придумал героиню нереально круто. Статья родилась из случайных размышлений после просмотра мультфильма "День рождения Алисы" 2009 г., совершенно незаслуженно недооцененного. Размышления состояли в том, что в современной культуре оказался неожиданно востребован архетип "девы, уподобленной Христу" (Лира Белаква у Филипа Пулмана, Гермиона у Элиезера Юдковского и т.д.), и что при ближайшем рассмотрении этот архетип, конечно, восходит к фигуре Жанны д'Арк. Каково же было моё изумление, когда я открыла повесть "День рождения Алисы", на основе которой создан мультфильм, и увидела, что в главе 11 Алису прямо сравнивают с Жанной д'Арк! Это к вопросу о филологических интуициях.
Ну и как всегда, отдельное проклятие редакторам. Разумеется, вместо "полуэротические эксперименты 1990-х" следует читать "полупорнографические", потому что у Булычёва в поздних текстах эротика совсем не "полу-", кое-где он явно с оживляжем перебарщивал. steblya-kam.livejournal.com/270581.html

@темы: книги

На тихом перекрестке

главная