Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:16 

Шано
Оригинал взят у в Первый опыт Нансена по спасению страны от голода.
Перед тем как спасать от голода нашу страну Нансен основательно потренировался. И не на кошках, а на своей Родине. Любимой Норвегии.
Когда в 1917 году США вступили в Первую мировую войну, в Норвегии случилась паника. Весь свой хлеб Норвегия получала от них - больше не от кого было. Белый пушистый полярный зверь выступал из сумрака постепенно и с каждым его шагом становилось все страшнее и страшнее.
Для начала полетел в мусорную корзину выстраданный полусекретный торговый договор с Германией (норвежцы по бросовым ценам продавали немцам различное сырье и оказывали разные посреднические услуги, а немцы не топили (ну почти) норвежские суда). Теперь немцы могли без всяких угрызений совести слать на дно все норвежские пароходы, идущие из Америки (что и стали делать).
Далее, правительство США решило оказать максимальное давление на нейтральные страны с прицелом втянуть их в войну. Инструмент простой как лом - экспорт. США его приостановили для всех нейтралов. Для возобновления торговли каждая страна, исключенная из списка, должна была самостоятельно заключить новый договор в Вашингтоне.
Бух, как говорит Алексей Лобин, бах.
Из народной норвежской памяти всплыли все ужасы голода, устроенного Роял Нэви в период Континентальной блокады. В городах начались пока еще легкие волнения.
Правительство понимало, что необходимо посылать специальную комиссию и договариваться. Но есть очень много всяких "НО".
1. Вступать в войну с Германией, на чем будут настаивать в Вашингтоне, нельзя - немцы просто аннигилируют рыболовную промышленность, перетопят суда, страна ослабнет, денег сейчас нет, а потом и вовсе никогда не будет, народ войны не хочет - будут потрясения и бунты, а по итогам войнушки союзники обязательно кинут (норвежцы никогда легковерными идиотами не были).
2. Если в войну не вступать, то придется идти на всякие уступки и просто унижаться. Что там потребуют эти янки не ясно, но уж точно малой кровью не отделаться. Взять с Норвегии особо нечего (нефть и газ там еще особо не добывали), значит потребуют монополий - привет независимости.
3. Где взять бабло на поставки по новому договору? Цены-то как пить дать задерут в разы.
4. Кого послать? Торговаться янки умеют как никто - обставят любого наличного норвежского дипломата. Большую делегацию с кучей экспертов не пошлешь - эти (норвежский мат) нехорошие заокеанские люди поставили жесткое условие: не более трех человек в составе комиссии.
В парламенте и министерских кабинетах начались жаркие схватки. Орали, спорили, ругались и даже дрались. Пока кто-то не сказал: "Нансен".
Все замерли. Заскрипели мозгами. Плюсы: известен всему миру, харизматик, предельно честен, невозможно запугать (сам может), полно друзей во всех углах земного шара, за Норвегию порвет любого. Минусы: нет достаточного дипломатического опыта в подобного рода переговорах, не полностью в теме, недавно несколько раз посылал всех на йух: в общем, в частности, за дело, не за дело, по партийной принадлежности и не, просто так. А еще непонятно как он себя поведет, кто с ним разговаривать будет и согласится ли.
Вопли, споры, драки снова возобновились. Пока кто-то не сказал: "Ну Нансен же!".
Нансена вызвали в правительство, изложили суть дела и предложили возглавить посылаемую в Вашингтон комиссию. В правительстве знали кого позвали, но прямую кишку прямо сразу разорвало у всех - Нансен дал согласие при одном условии: он поедет в США в статусе "полномочного посла для особых поручений" и таким образом будет вести переговоры с американцами самостоятельно, единолично и минуя "ослов" из норвежской дипломатической миссии в Вашингтоне.
Правительство несколько дней орало благим матом и сучило ножками. Но в итоге согласилось: пресса и народ за, часики тикают, жрать скоро будет нечего. Да и крайним, если что, будет это усатое хамло.
Нансену пошили соответствующий костюмчик


и поторопили с отъездом. А Нансен сказал: "Рано!"

Когда первая истерика у окружающих прошла, Нансен пояснил, что рассматривает свою миссию как экспедицию. В данном случае - за хлебом для страны. Экспедиция без подготовки обречена на провал. Поэтому он требует от правительства либо помощи в подготовке, либо просто не мешать своими воплями и не нервировать. Нансен поставил перед правительством следующие вопросы:
- сколько в стране жратвы?
- каков спрос на еду и как удовлетворяется?
- сколько калорий потребляет средний норвежец?
- какова возможность Норвегии удовлетворять спрос на продовольствие из своих ресурсов?
Правительство ошалело. Ничего путного сказать не могло. Единственный вменяемый ответ дало министерство продовольствия - хлеба в стране на 2,5 месяца.
Нансен срочно вытаскивает из его берлоги профессора-физиолога Софуса Торупа, с которым планировал запасы продовольствия на все свои экспедиции


Торуп подключает врачей, ученых и прочие связи - начинают поступать нужные для расчетов цифры.
Нансен не сдвинулся с места пока не пришли все необходимые данные. Только собрав все нужные цифры он сел на пароход, чтоб заняться расчетами в дороге, не теряя времени. В порту на Нансена все же насели журналисты с единственным вопросом: на фига он это все затеял и на кой ему эти цифры? Нансен терпеливо разъяснил:
- Чем крепче у Норвегии запас, тем устойчивей она будет к давлению.
- Запас - это время, а время в любых переговорах - один из важнейших козырей.
- Понимая сколько Норвегии действительно необходимо продовольствия для поддержания жизни можно избежать лишних трат - закупаться будем без излишеств.
- Пояса придется затянуть, но в этом есть смысл - война должна рано или поздно закончиться, а мы, норвежцы, не вляпаемся в кабальную сделку.
Прибыв в Америку Нансен сделал еще две ужасные вещи.
Первая. Направил в правительство Норвегии телеграмму, что расчеты он провел и здравый смысл диктует вводить в стране карточную систему. Нормированное распределение хлеба даст еще месяца два-три автономности и уменьшает план по закупке зерна на существенную сумму.
Правительство снова выпало в осадок: карточки! бунт! да он там читал что у русских творится? а у немцев? Сумасшедший!
В ответ Нансен отправил вторую телеграмму, в которой заявил, что не пойдет ни на какие переговоры, пока в Норвегии не введут карточки. А чтоб в правительстве не передохли от инфаркта дал еще пару своих соображений: вводя карточки и ловя некоторые беспорядки Норвегия показывает США что:
а) она нищая и нестабильная;
б) она под реальной угрозой голода и может запросить международной гуманитарной помощи.
Оба эти пункта дают плюс в плане снижения цены договора.
Норвежцы считать и рассуждать умеют - правительство пораскинуло мозгами и согласилось. И отстучало телеграмму: "НУ ДАВАЙ УЖЕ ИДИ! ГАД! ПАРАЗИТ! ИДИ ТЫ НА ЭТИ ПЕРЕГОВОРЫ, ЧТОБ ИХ!!"
Нансен пошел, но не на переговоры.
Вторая ужасная вещь. Нансен пошел к шведскому посланнику доктору Люндбому


и принялся с ним секретно совещаться.
Правительству донесли и там со счета сбились от своих истерик.
Отношения тогда у Норвегии и Швеции были ну разве что чуть теплее чем у нынешних Москвы и Киева.
Нансену полетела очередная телеграмма: "Ты чо творишь, гад?!".
Нансен, в который раз, терпеливо разъяснил, что в дипломатическом мире норвежские дипломаты, и он в том числе, - колхозники. А тут кругом народ собаку съел на кознях и подлостях ближнему. У шведов проблема та же и им даже хуже. Зато у шведов традиции дипломатии, колоссальный опыт и вообще они не пальцем деланные. А еще они с Люндбомом говорят на смеси букмола с долбанутым сельским шведским диалектом - ни одна местная собака не поймет. Короче они решили держаться друг друга.
В это же время Нансен делает неожиданный и красивый маневр, окончательно расчищая поле будущих переговоров, затыкая свое правительство и вызывая ликование в стране. Он навещает некоего мистера Гувера, руководителя благотворительной организации "Комитет помощи Бельгии". Мистер Гувер решает серьезную логистическую проблему по доставке гуманитарных грузов бельгийским беженцам в Европе и на свободный клочок бельгийской территории. Нансен с плеча предлагает ему фрахтовать нужное ему количество норвежских судов. Денег не надо - платить за рейс будет родное правительство. С Гувера процент от перевезенного продовольствия. Гувер позвал своих бухгалтеров, недолго подумал и заключил с комиссией Нансена договор, по которому Норвегия получала 68.000 тонн зерна в обмен на фрахт определенного количества ее судов.
Правительство Норвегии обалдело от внезапного счастья и немедленно его ратифицировало.
Вот теперь Нансен пошел на переговоры. Под руку с Люндбомом.
Мурыжили их там нещадно. Выносили мозг невыполнимыми условиями, угрожали, пытались развести и поссорить. Ничего не помогло, а поссорились они сами, без посторонней помощи: когда уже вышли на подписание договоров, в дребезги разругались по поводу груза первого американского парохода в Скандинавию. Практичный Нансен настаивал на рыбьем жире, а Люндбом, как истинный швед, костьми ложился за кофе. Перестали друг с другом разговаривать.
Тем не менее, переговоры продолжались. Условия договоров согласовали, но американцы затягивали подписание. К ним подключились англичане. На норвежцев сильно давили, требовали разорвать с немцами даже неофициальные отношения. Норвежцы в ответ жевали мочало и невнятно бормотали - теперь они не боялись затягивания переговоров. От них на время отставали и били по голове шведов их "прогерманской ориентацией". Шведы переводили стрелки на норвежцев - рыбу немцам тайком продают. И так по кругу. Придумать что-то оригинальное ни США, ни Англия уже не могли и просто держали позу.
Нансен решил, что его миссия выполнена, голод Норвегии не грозит и попросил заменить его профессиональным дипломатом, который дотерпит эту унылую карусель до подписания экспортного договора.


@темы: исторические россказни, 20 век

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На тихом перекрестке

главная