Шано
Шок: из воспоминаний очевидца

072111-opinions-history-bull-run-3-662w (331x259, 28Kb)

Эмоциональный посттравматический шок, психологические последствия столкновения нормального человека с реальностью боевых действий могут принимать самые замысловатые и невероятные формы, порой вполне сравнимые с состоянием, возникающим в результате ранения и кровопотери. Об этом свидетельствуют наши современники, прошедшие Афганистан и Чечню, об этом писали и говорили и участники т.н. Гражданской войны 1861-65 гг., например, анонимный лейтенант-артиллерист – автор превосходных мемуаров «На полях сражений Юга: от Манассаса до Фредериксберга».

После того, как завершилось победное для Конфедерации первое сражение при Манассасе, юный южный адъютант по фамилии Флинт получил назначение в похоронную команду. Всю ночь и весь следующий день он провел на поле боя, усеянном человеческими останками, трупами лошадей и искореженными пушками и фургонами. Основательно вымотавшись, Флинт решил присесть и перевести дух, но не тут-то было: его слух уловил слабые стоны и всхлипывания, доносившиеся из ближайших кустов. Позвав на помощь товарищей по команде, он вскоре обнаружил глубокую воронку, на дне которой корчился человек в сером офицерском мундире и с мертвенно-бледным лицом, на котором выделялись огромные глаза, выражавшие боль и запредельную муку.

«Что с Вами, лейтенант?» - спросил Флинт, но в ответ прозвучал лишь глубокий вздох, и голова человека обреченно опустилась на грудь. «Мы еще можем Вам помочь?» - просипел дюжий капрал из похоронной команды. Тогда, словно очнувшись, раненый начал говорить, сбивчиво и слабым голосом: «Оставьте меня, ребята. Ждать осталось недолго, умру в любую минуту. У меня – внутреннее кровотечение, и я быстро теряю кровь. Прощай, любимый солнечный Юг! Прощайте, друзья! Если вдруг окажетесь в Холли-Спрингз, сообщите им, что Шэнкс погиб за свою страну, как патриот, и перед смертью успел застрелить четверых янки. Засвидетельствуйте мое почтение полковнику и всем остальным парням… Прошу, передайте мой последний предсмертный привет и мисс Салли Смит, напишите, что я был ей верен до самого конца…»

Тронутые до глубины души страданиями и искренними словами несчастного лейтенанта, Флинт и бойцы из похоронной команды решили самостоятельно доставить его в полевой госпиталь. После того, как раненого не без труда перенесли на одеяло, «мрачная процессия» двинулась в путь, но уже через полмили по просьбе Шэнкса остановилась. Чувствуя приближение смерти, он еле слышно шептал: «Опустите меня на землю, ребята, я больше не могу выносить тряску, во мне и так осталось слишком мало крови… Я покидаю эту долину слез, ухожу из этого жестокого мира…»

К счастью, случилось, что мимо сей душераздирающей сцены спешил куда-то по неотложным делам военный врач (правда, в своем покрытом пятнами крови мундире с засученными рукавами и с окровавленным передником он походил, скорее, на мясника). Схватив доктора за руку, Флинт взволнованно поведал тому о безнадежном состоянии раненного лейтенанта – стонущего, несвязно лепечущего, расстающегося с земным бытием мученика: «Док, у лейтенанта внутреннее кровотечение, крови не видно, но судороги ужасные». Участливо склонившись над умирающим офицером, врач поинтересовался: «Сынок, в какое место тебя ранили?»

- Нет, доктор, не трогайте меня, умоляю! У меня смертельное ранение, прямо под левым плечом, и пуля ушла вниз, и там, внутри, я истекаю кровью…

Доктор, не мешкая, разрезал мундир раненого, за считанные мгновения изучил его плечо и озадаченно хмыкнул, не найдя следов пули.

- Лейтенант, в конце концов, прекрати стонать, ради Бога, и просто покажи пальцем на то место, куда тебя ранили. Только тогда я смогу тебе помочь.

Там, куда дрожащим пальцем указал терявший сознание Шэнкс, доктор также не нашел входного ранения. Тем не менее, добросовестный эскулап провел следующие полчаса, терпеливо срезая с лейтенанта остатки мундира и рубашки и осматривая его торс сантиметр за сантиметром. Наконец, врач завершил осмотр, хмыкнул и от души шлепнул лейтенанта по заднице: «Поднимайся, Шэнкс, хватит валять дурака! Ты здоров, как бык».

Отсмеявшись , солдаты из похоронной команды сжали кулаки и решили было отомстить Шэнксу за то, что тот заставил нести его полмили на руках по грязи, лужам и оврагам, но еще недавно умиравший офицер резво вскочил на ноги и пригрозил застрелить любого, кто будет над ним потешаться. Добросердечный Флинт пожалел бедолагу и, после дружеской беседы, догадался обо всех истинных деталях произошедшего. В самый разгар сражения рядом с Шэнксом разорвался артиллерийский снаряд, и в лейтенанта, очевидно, попал осколок на излете. Насмотревшись на то, как погибают его товарищи, пронзенные пулями и искалеченные ядрами, Шэнкс всерьез решил, что смертельно ранен, и промучился всю ночь, «агонизируя» в сырой воронке.

Вот такая жизненная история, для кого-то грустная, для кого-то комическая, для кого-то - трагикомическая. Жаль только, что мнимое ранение не может служить надежной прививкой от ранений будущих, в том числе, смертельных. Год спустя, в кровопролитном сражении при Гейнсиз-Милл, капитан Шэнкс был убит по-настоящему. Не успев на этот раз возвышенно попрощаться ни с солнечным Югом, ни с полковником, ни с мисс Салли Смит.

@темы: Дэн, исторические россказни