Шано
Смерть шпионам www.liveinternet.ru/users/stuart1861/post258113...

Под занавес Пенсильванской кампании 1863 года бдительным федералам удалось разоблачить и поймать опасного южного шпиона. Им оказался 50-летний владелец книжной лавки из Балтимора по имени Уильям Ричардсон. Обладавший располагающей внешностью, добрым нравом и бархатным баритоном, Ричардсон бывал частым гостем в военных лагерях, торгуя со своего видавшего виды фургончика популярными песенниками, бесплатно раздавая молитвенники и развлекая усталых бойцов Союза забавными и остроумными музыкальными номерами в собственном исполнении. С течением времени, его повышенное внимание к военным объектам и темы якобы невинных разговоров с солдатами и офицерами стали вызывать обоснованные подозрения, и Ричардсона дважды пытались задержать, в том числе, в разгар одного из импровизированных полевых "концертов". Тем не менее, оба раза он столь убедительно и искренне отвечал на вопросы военной полиции, что его быстро и с извинениями отпускали (в частности, интерес к количеству и качеству артиллерийских орудий он объяснял планами написания правдивой истории великой войны за восстановление целостности Союза).

Но, как известно, Бог любит троицу. Удача отвернулась от Уильяма Ричардсона недалеко от Фредерика, штат Мэриленд, где он был арестован в третий раз и наконец-то подвергнут настоящему допросу с пристрастием. По воспоминаниям старшего сержанта Августа Э. Цайтера из 109-го Пенсильванского полка, предполагаемого шпиона "со связанными за спиной руками и накинутой на шею веревкой усадили на лошадь. Лошадь поставили под дерево, конец веревки закинули на сук, потуже затянули петлю и дали кобыле хорошего пинка. Позволили ему подергаться секунд тридцать, потом опустили на землю. Он отказался отвечать на любые вопросы, тогда его снова подвесили, после чего он стал отвечать на некоторые из вопросов. Третье повешение завершилось полным признанием подозреваемого".

Шпион продемонстрировал тайники, оборудованные внутри объемной фляжки с бренди и за подошвами сапог, в которых хранились искусно выполненные карты с нанесенными на них позициями федеральных войск с указаниями численного состава и боевых задач отдельных полков, рот и даже взводов. Ричардсон также выдал внушительную сумму наличных - около двух с половиной тысяч долларов США и большое количество конфедеративных купюр. По приказу офицера, который вел следствие, эти деньги разделили среди пятерых пехотинцев, участвовавших в задержании и допросе шпиона. Ричардсон признался, что с самого начала войны работал на Джеба Стюарта, причем, ему помогали родной сын и некий мулат. Запуганный и перевербованный мулат позднее вывел янки на нескольких ключевых фигур разведывательной сети конфедератов в Мэриленде, предательством сохранив себе жизнь и свободу и став личным слугой генерал-майора Слокума.

А Уильям Ричардсон и его сын пощады не получили. Тело казненного старшего Ричардсона пять дней провисело на дереве, служа мэрилендцам суровым напоминанием о той участи, которая ждет сторонников Юга. Финальную жирную точку в конце этого совсем не джеймс-бондовского рассказа ставит случайный свидетель: "Прежде чем его [Ричардсона] труп сняли с петли, я видел, как к нему подъехал кавалерист, попытавшийся отрезать локон на память. Нож был тупым, тогда уставший от бесплодных попыток солдат просто-напросто вырвал с головы мертвеца солидный клок волос, не выказывая ровным счетом никакого уважения к отвратительному болтающемуся телу".

csl1433l (378x253, 48Kb)

@темы: 19 век, СшА, Дэн, исторические россказни