12:04 

Шано
Ранний Карамзин пробует перо:

Госпожа Л*, проведшая все время своей молодости в Москве, удалилась наконец в деревню и жила там почти в совершенном уединении, утешаясь своею воспитанницею, дочерью покойной ее приятельницы, которая в последний час жизни своей, пожав ее руку, сказала: "Будь матерью моей Юлии!"
Подобно тихой прозрачной реке текла мирная жизнь их, струившаяся невинными удовольствиями и чистыми радостями. Праздность и скука, которые угнетают многих деревенских жителей, не смели к ним приблизиться. Они всегда чем-нибудь занимались; сердце и разум их были всегда в действии. Едва мрачные ночные тени исчезать начинали, едва румяный свет зари начинал разливаться по воздуху, госпожа Л*, пробуждаясь вместе с природою, нежными ласками прерывала покойный сон Юлии и призывала ее пользоваться приятностями утра. Обнявшись, выходили они из дому, дожидались солнца, сидя на высоком холме, и встречали его с благословением. Насладясь сим великолепным зрелищем природы, возвращались они домой с чувством веселия, ходили по саду, осматривали цветы, любовались их освеженною красотою и питались амброзическими испарениями. Госпожа Л*, посмотрев на пышную розу, часто с улыбкою обращала взор свой на Юлию, находя между ими великое сходство. Но Юлия любила более всех цветов фиялку. "Миленький цветочек! -- говаривала она, прикасаясь нежными устами своими к се листочкам.-- Миленький цветочек! Напрасно скрываешься в густоте травы: я везде найду тебя". Говоря сие, клялась внутренне быть всегда смиренною подобно любезной своей фиялочке. После обеда хаживали они смотреть полевые работы поселян, которые в присутствии их трудились с радостию. Вечер приносил с собою новые удовольствия. Смотрели на заходящее солнце, смотрели, как кроткие овечки при звуках пастушеской свирели бегут домой, блеют и прыгают, как утружденные поселяне один за другим возвращаются в деревню, и слушали, как они, быв довольны успехом работ своих, в простых песнях благословляют мать-натуру и участь свою.


И ведь это всё абсолютно всерьёз. Праздности не знали они, значит. До изнеможения фиялочки нюхали и любовались на то, как поселяне пашут и косят. Текст писан в 1789 г., как раз когда французским поселянам это несколько надоело. steblya-kam.livejournal.com/252356.html

@темы: книги

URL
Комментарии
2018-01-14 в 12:21 

Нари
Прелесть какая. Прямо читала бы не отрываясь.

2018-01-14 в 15:38 

Нэко
🎆ненавижу перепады настроения, это так восхитительно!🎆
Одна я здесь фэмм-слэш увидела? ))) :hmm:

2018-01-14 в 16:32 

Нари
При желании слеш можно увидеть везде. Тогда такие отношения, прям ласковые, были нормой без всяких подтекстов. Сейчас читаешь произведения тех времен - иногда глаза на лоб лезут.

2018-01-15 в 11:03 

lexiff
гомофобная троллолита
А потом, фуяк и маркиз де Сад во всей своей красе...

2018-01-15 в 23:41 

jack-stone
Сон разума раздражает чудовищ
lexiff, может де Сад и появился, потому что кого-то эта мимишность бесила?

2018-01-16 в 08:21 

lexiff
гомофобная троллолита
jack-stone, маркиз описал пережравших мимими до рвоты и потерявших берега.
Вообще сложилось впечатление, что писалось по материалам уголовного дела-сначала все было литературно, а потом автор слетел с катушек и со всех сил побежал к концу, сведя все к сухому пересказу.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На тихом перекрестке

главная